Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фотоальбом "Чернобыль"

Автор: architecxp от 6-06-2011, 19:39
Игорь Костин "Чернобыль"
Исповедь репортера
 
 
Игорь Костин, "человек-легенда" по мнению "Вашингтон пост " - главный свидетель аварии на Чернобыльской АЭС. 26 апреля 1986 года, через несколько часов после взрыва, Костин пролетел над станцией. Радиоактивность была настолько сильна, что почти все его первые фотографии были засвечены. Сохранившиеся снимки были показаны по всему миру.
Пораженный размерами катастрофы и молчанием властей, Костин решает остаться на месте вместе с 800000 "ликвидаторов", которые поочередно прибывали на место происшествия, он документирует ужасные последствия загрязнения людей и животных в Украине, Беларуси и России.
Это его история, снятая в Чернобыле. Он видел эвакуации деревень, отчаяние и мужество людей, строительство саркофага, он видел людей, голыми руками очищающих радиоактивные блоки, кладбища машин, загрязненные сады и огороды, где никогда не будет жить человек. Он впервые рассказывает все.
Фотографии были опубликованы Игорем Костиным в крупных международных изданиях, получили множество наград, в том числе два приза World Press Photo. Они есть и в этом альбоме, наряду с сотнями неопубликованных снимков. Переведенная на десять языков, эта книга является одним из наиболее полных свидетельств катастрофы и ее последствий.
 
Издательство "Corbis", 2006 г., Италия

 
Фотоальбом "Чернобыль" Фотоальбом "Чернобыль"
Фотоальбом "Чернобыль" Фотоальбом "Чернобыль"
Фотоальбом "Чернобыль" Фотоальбом "Чернобыль"

"...26 апреля 1986 телефонный звонок пробуждает меня от сна. Беру телефон автоматически, не включая свет. Узнаю голос друга, вертолетчика:
- "Игорь, пожар на Чернобыльской атомной станции. Мы летим туда прямо сейчас. Ты с нами? ".
Я фотожурналист агентства печати "Новости", и ночные вызовы меня не удивляют. Соглашаюсь, кладу трубку и начинаю одеваться. Экономя время, не думаю о кофе, и оставляю свою квартиру в одном из киевских микрорайонов. Сейчас рассвет, и пожарные, безусловно, все погасят к нашему приезду, но ничего, я люблю съемки с воздуха.
Мы встречаемся на вертолетной площадке. Сорок пять минут полета, сто пятьдесят километров между Киевом и Чернобылем. Я пользуюсь этой возможностью, чтобы проверить свои вещи, подготовить две камеры и пленки. Такое утро, как сегодняшнее, я проживал десятки раз.
Около полудня появляется массивный силуэт станции. Похоже, что станция спит. Ничто не говорит о том, что произошел несчастный случай, за исключением белого дыма, почти прозрачного, который поднимается вертикально от одного из блоков и смешивается с облаками. Нетерпеливо пытаюсь разглядеть и понять, что происходит. Камера в руках, я готов.
От вертолета оглушительный шум. Подойдя ближе, видим большие разрушения. Множество подъезжающих и отъезжающих военных машин. Я видел подобные сцены во Вьетнаме и в Афганистане, но я не ожидал этого увидеть недалеко от моего дома в Украине. Фотографирую пожар. Вертолет продолжает полет по маршруту. Зияющая дыра - как открытый гроб, столбы белого пара, кажется, стреляют в небо.
Станция состоит из четырех отдельных блоков, по одному для каждого реактора. Крыша четвертого, бетонная плита в три тысячи тонн, были сметена в результате взрыва и повернулась, как блин. Под завалами зловещий красноватый свет. Автоматически открываю двери, как всегда делаю во избежание бликов и фотографирую. Сильный порыв горячего воздуха наполняет кабину вертолета. Запершило в горле. Новое и странное ощущение. Мне трудно глотать слюну. Может быть, от токсичного дыма и огня. Сдерживаю кашель и наклоняю объектив к земле.
Снимаю первые десять фотографий. Вдруг камера останавливается. Давлю на кнопку, но ничего! Механизм заклинил. Я злюсь. Пробую еще несколько секунд, но напрасно. Не имея возможности снимать, идем на посадку. За все время снято около двадцати фотографий.
В Киеве пленка выглядит, как непроявленная. Почти все засвечено. Как будто фотоаппарат был открыт и пленка подверглась воздействию света. Тогда я не понял, но теперь знаю - из-за радиоактивности. Мари Кюри проводила такой же опыт, когда изучала радий. Только первый кадр кажется менее поврежденным. Провозившись с пленкой, в конечном итоге отправляю приемлемые копии для Москвы, в агентство "Новости". Они не будут опубликованы. Но я уже знаю, что я вернусь в Чернобыль, чтобы снять больше.
Между тем за рубежом распространяются новости, они говорят о десятках, возможно, сотнях или даже тысячах смертей в Чернобыле! В ночь аварии американский спутник сфотографировал взрыв. Редакции по всему миру как ульи гудят, но не знают точно, что случилось. Горбачев понимает очень быстро, что он не может долго скрывать инцидент. Решили выпустить пять публикаций в советских СМИ: ИА "Новости", ТАСС, "Правда", национальное телевидение и ТАСС в Украине. Я представляю "Новости". Но я мудро предупреждаю: не присылайте мне машину. "Постарайтесь понять: вы можете заменить журналиста, но не транспортное средство ...».
Только на третий день "Правда", наконец, рассказывает, что что-то случилось в Чернобыле. Газета не может опубликовать официальные фотографии. "Инцидент произошел на Чернобыльской АЭС. Один из реакторов поврежден. Мы принимаем меры. Правительственная комиссия ведет расследование...». Как и другие, я начинаю слушать радио "Голос Америки", из которого я узнаю, что в Чернобыле, Украина, случилась "серьезная ядерная авария, что там сотни, даже тысячи убитых и раненых..."

 
Скачать: igor-kostin-chernobyl-pr-c.pdf [51,53 Mb] (cкачиваний: 4123)
 
Внимание, собственный скан. При использовании файла для публикации прямая ссылка на эту страницу обязательна.

Теги: фотоальбом, костин, чернобыль, фото, хроника, ликвидация, Припять, ЧАЭС

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 

Яндекс.Метрика