PRIPYAT-FORUM.RU (архив)

Форум о катастрофе на Чернобыльской АЭС (форум закрыт, новый адрес: www.chernobyl-world.com)
Текущее время: 22 ноя 2017, 08:34

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Форум закрыт Эта тема закрыта, Вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 85 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5 ... 8  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #13 Добавлено: 03 июл 2009, 22:09 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Газета "Правда" 02 июня 1986 г. - Боль и уроки Чернобыля
(Репортаж из Института атомной энергии имени И.В.Курчатова)

Изображение

Скачать в полном размере: http://www.voropay.net/pages/pripyat/do ... 020686.jpg

Источник: http://www.pripyat.com

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #14 Добавлено: 03 июл 2009, 22:13 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Газета "Правда" 03 июня 1986 г. - Причал у Припяти (Чернобыльская АЭС: хроника событий)

Изображение

Скачать в полном размере: http://www.voropay.net/pages/pripyat/do ... 030686.jpg

Источник: http://www.pripyat.com

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #15 Добавлено: 03 июл 2009, 22:17 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Газета "Правда" 04 Июня 1986 - "Красная линия на карте"

Изображение

Скачать в полном размере: http://www.voropay.net/pages/pripyat/do ... 040686.jpg

Источник: http://www.pripyat.com

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #16 Добавлено: 03 июл 2009, 22:20 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Газета "Правда" 05 июня 1986 г. - "Зона повышенного внимания"
(Обзор писем от эвакуированных и об эвакуированных)

Изображение

Скачать в полном размере: http://www.voropay.net/pages/pripyat/do ... 050686.jpg

Источник: http://www.pripyat.com

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #17 Добавлено: 03 июл 2009, 22:24 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Газета "Правда" 5 июля 1986 г. - "Плечо надежное друзей"

Изображение

Скачать в полном размере: http://www.voropay.net/pages/pripyat/do ... 050786.jpg

Источник: www.pripyat.com

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Видео
Сообщение #18 Добавлено: 04 июл 2009, 13:01 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Обновлен видео-раздел на сайте: http://www.voropay.net/pages/pripyat/pripyat-main.html

Сюжет канала НТВ отт 26.04.2007 г. к годовщине аварии:
http://www.voropay.net/pages/pripyat/vi ... 070426.wmv

Самая крупная техногенная катастрофа ХХ века произошла на Чернобыльской атомной электростанции. Трагедия случилась 26 апреля 1986 года. Этот весенний день стал днем памяти жертв этой аварии.
В церквях Восточной Украины этой ночью зажгли тысячи свечей. Также люди пришли на поминальный молебен к кургану героев Чернобыля. кроме того, траурные митинги пройдут сегодня в России и Белоруссии.
21 год назад в ликвидации последствий аварии принимали участие около 200 тысяч человек.
На территории России наиболее загрязненными районами остаются Брянская, Тульская, Орловская и Калужская области, передает НТВ.

Сюжет канала НТВ отт 26.04.2008 г. к годовщине аварии:
http://www.voropay.net/pages/pripyat/vi ... 0426-1.wmv

Сегодня — 22-я годовщина самой страшной техногенной катастрофы в истории — аварии на Чернобыльской АЭС, от которой, по официальным данным, пострадали 5 миллионов человек.
Это те, кто умер еще в 86-м, непосредственно в ходе ликвидации, или уже после — от вызванных радиацией болезней, кто на всю жизнь остался инвалидом, кто лишился дома и был вынужден переехать в другие регионы и страны.
26 апреля — главный памятный день для сотен тысяч специалистов, военных и просто добровольцев, которых называют одним, общим словом — ликвидаторы.
В десятках городов России, Украины и Белоруссии проходят траурные митинги и поминальные молебны. Украинские власти решили открыть 30-километровую зону отчуждения для всех, кто раньше жил в этих местах. Люди получат возможность побывать на родине, сообщает НТВ.

Продолжение от 26.04.2008 г. - сюжет о жителе белорусской части зоны отчуждения
http://www.voropay.net/pages/pripyat/vi ... 0426-2.wmv

В Гомельской области Белоруссии проходят акции памяти, посвященные 22-й годовщине аварии на Чернобыльской АЭС. Именно эта республика больше всего пострадала от взрыва. На ее территорию выпало около 70 % радиоактивных веществ.
Собкор НТВ в Белоруссии Виктор Кузьмин побывал в зоне радиационной опасности — в деревне, где живет один единственный человек, который проведет этот день так же, как и последние 22 года.
Въезд в деревню Белый Берег. Обязательная для этих мест табличка «Радиационная опасность», уже ставшая привычной, и старый крест — оберег поселения. Здесь никто не живет, кроме одного человека, пережившего оккупацию немцев, взрыв на Чернобыле и почти 20 лет одиночества.
Старый пес — это вся его семья сегодня. Бывший колхозный бригадир, ныне пенсионер Артюшенко живет здесь с самого рождения — уже 77 лет. Сидя у ворот своего дома, он вспоминает, как в 86-м смотрели с женой на зарево. Они тогда не знали, что горит АЭС.
Сергей Артюшенко: «Нам сказали только на третий день, что это такое, а то не признавались».
Когда всей деревне сказали, что надо покинуть зараженную радиацией местность, уехали и супруги. Но вне родного дома они прожили всего три месяца. Потом вернулись обратно.
Сергей Артюшенко: «Плюнул через левое плечо, да назад до дому».
Этот дом он строил сам, в 53-м году. Единственный житель Белого Берега говорит, что дом его крепкий, и он никогда его не покинет. Сегодня в гости к деду Сергею приехал на тракторе его родственник, Григорий — помогать на пасеке. О том, что здесь грязная территория, он говорит с иронией.
Григорий Кецун: «А где она грязная, в навозе что ли? Тех, кого повыселяли, уже в гробу, а кто остался, живут и сегодня».
В свои 77 дед по-прежнему занимается пчелами. Пасека его единственное занятие сегодня. Картошку не выращивает. Сад не разводит. На все необходимое, говорит он, хватает пенсии. Ее старику привозят исправно — раз в месяц. А по поводу пчел и зоны отчуждения у него своя философия.
Свой мед он не ест — не любит сладкого. Отдает родственникам, которые его часто навещают. Недавно приезжала дочка — забрала белье в стирку. Он не оторван от цивилизации: интересуется политикой и смотрит телевизор. На днях жаловался, что неисправен телефон. Мастера приехали на следующий день.
В МЧС Белоруссии говорят, что из всех новоселов, кто когда-то вновь приехал в зону отчуждения или остался здесь после аварии, Сергей Борисович единственный. Фон здесь превышает допустимые нормы, но это его мало волнует.
Распрощавшись с навещавшим его помощником, дед Сергей садится перед домом и вспоминает тех, кто был когда-то соседом. Помнит все фамилии, и уважительно называет всех по имени-отчеству.
Сергей Артюшенко: «Николаенко Василь Иванович, Артюшенко Устинья Ивановна, а там одни Артюшенки пошли…».

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Журнал "Огонек"
Сообщение #19 Добавлено: 08 июл 2009, 10:11 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Жизнь распалась на атомы

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА
«26 апреля 1986 г. в 1 час 23 минуты 58 секунд серия взрывов разрушила реактор и здание 4-го энергоблока Чернобыльской АЭС. 29 апреля высокий радиационный фон был зарегистрирован в Польше, Германии, Австрии, Румынии, 30 апреля — в Швейцарии и Италии, 1 — 2 мая — во Франции, Бельгии, Нидерландах, Великобритании, Греции, 3 мая — в Израиле, Кувейте, Турции... Меньше чем за неделю Чернобыль стал проблемой всего мира...»
«До сих пор многие цифры держат в тайне, так они чудовищны. СССР послал на место катастрофы 800 тысяч солдат срочной службы и ликвидаторов, средний возраст последних был 33 года… Только в Беларуси в списках ликвидаторов 115 493 человека. По данным Минздрава, с 1990 по 2003 год 8553 ликвидатора умерли. По два человека в день…»
«1986 год. На первых полосах газет репортажи о суде над виновниками катастрофы… В ЦК КПСС решили, что дело должно рассматриваться в самом Чернобыле. Суд состоялся в здании Дома культуры. На скамье подсудимых — директор АЭС Виктор Брюханов, главный инженер Николай Фомин, замглавного инженера Анатолий Дятлов, начальник смены Борис Рогожкин, начальник реакторного цеха Александр Коваленко, инспектор Госатомэнергонадзора СССР Юрий Лаушкин.
… Город «закрыли». Не по этой ли причине его и избрали местом суда? Чем меньше свидетелей, тем меньше шума. Конечно, на скамье подсудимых все хотели увидеть десятки чиновников, в том числе и московских. Но согласились на «стрелочников». Брюханов, Фомин и Дятлов получили по 10 лет. Другие — меньше. В заключении Дятлов и Лаушкин умерли от последствий облучения. Фомин сошел с ума… А директор АЭС Брюханов отбыл все 10 лет. Встречали его родные и несколько журналистов. Бывший директор служит клерком в одной из фирм в Киеве…»

По материалам белорусских интернет-газет за 2002 — 2005 годы

Автор книги «Чернобыльская молитва» писатель Светлана Алексиевич:
Интервью c самой собой в канун 20-летия катастрофы на ЧАЭС

- Я - свидетель Чернобыля… Самого главного события двадцатого века, несмотря на страшные войны и революции, которыми будет памятен этот век. Уже прошло двадцать лет после катастрофы, но до сих пор для меня вопрос — о чем я свидетельствую: о прошлом или о будущем? Человек вступил в спор с прежними представлениями о себе и о мире. Когда мы говорим о прошлом или о будущем, то вкладываем в эти слова свои представления о времени, но Чернобыль - это прежде всего катастрофа времени. Радионуклиды, разбросанные по нашей земле, будут жить пятьдесят, сто, двести тысяч лет… И больше… С точки зрения человеческой жизни они вечные.

Что же мы способны понять? В наших ли силах добыть и распознать смысл в этом еще незнакомом нам ужасе? О чем я пишу?

Я пишу не о Чернобыле, а о мире Чернобыля. О самом событии написаны уже тысячи страниц и сняты сотни тысяч метров кинопленки. Я же занимаюсь тем, что назвала бы пропущенной историей, бесследными следами нашего пребывания на земле и во времени. Пишу и собираю повседневность чувств, мыслей, слов. Конечно, можно было быстро написать книгу, какие потом появлялись одна за другой — что случилось в ту ночь на станции, кто виноват, как скрывали аварию от мира и от собственного народа, сколько тонн песка и бетона понадобилось, чтобы соорудить саркофаг над дышащим смертью реактором, - но что-то меня останавливало. Держало за руку. Что? Ощущение тайны. Это, скоропостижно поселившееся в нас ощущение, витало тогда над всем: нашими разговорами, действиями, страхами и следовало вслед за событием. Событием-чудовищем. У всех появилось высказанное или не высказанное чувство, что мы прикоснулись к неведомому. Чернобыль — это тайна, которую нам еще предстоит разгадать. Непрочтенный знак. Может быть, загадка двадцать первому веку. Вызов ему. Стало ясно: кроме коммунистических, национальных и новых религиозных вызовов, среди которых живем и выживаем, впереди нас ждут другие вызовы, более свирепые и тотальные, но пока еще скрытые от глаза. Но что-то уже после Чернобыля приоткрылось…

Ночь 26 апреля 1986 года… За одну ночь мы переместились в другое место истории. Совершили прыжок в новую реальность, и она, эта реальность, оказалась выше не только нашего знания, но и нашего воображения. Где-то наверху принимали какие-то решения, сочиняли секретные инструкции, поднимали в небо вертолеты, двигали по дорогам огромное количество техники, а внизу - ждали сообщений и боялись, вспоминали войну, жили слухами, но все молчали о главном - что же все-таки произошло? Не находили слов для новых чувств и не находили чувств для новых слов, не умели еще выразиться, но постепенно погружались в атмосферу нового думания. Рядом с Чернобылем все начинали философствовать. Становились философами. Храмы опять заполнились людьми… Верующими и недавними атеистами… Искали ответов, которые не могли дать физика и математика. Трехмерный мир раздвинулся, и я не встречала смельчаков, которые бы снова могли поклясться на Библии материализма. Ярко вспыхнула бесконечность. Наверное, мы все скорее бы справились с военной атомной ситуацией. Военный атом - это Хиросима и Нагасаки, а мирный атом - это электрическая лампочка в каждом доме. Никто еще не догадывался, что военный и мирный атом близнецы. Сообщники. Мы поумнели, весь мир поумнел, но поумнел он после Чернобыля. Сегодня белорусы как живые «черные ящики» записывают информацию для будущего. Для всех.

Я долго писала и дописывала свою книгу… Почти двадцать лет… Встречалась и разговаривала с бывшими работниками станции, учеными, медиками, солдатами, переселенцами, самоселами…

Вспомните о своей первой поездке в зону…

Цвели сады. Пели птицы. Такой знакомый… знакомый… мир. Первая мысль: все на месте и все, как прежде. Та же земля, та же вода, те же деревья. И форма, и цвет, и запах у них вечные, никто не в силах тут что-либо изменить. Но уже в первый день мне объяснили: цветы рвать не надо, на земле лучше не сидеть, воду из родника не пить. К вечеру наблюдала, как пастухи хотели загнать в реку усталое стадо, но коровы подходили к воде и тут же заворачивали назад. Как-то они угадывали опасность. А кошки, рассказывали мне, перестали есть дохлых мышей, а те валялись везде: в поле, во дворах. Смерть таилась повсюду, но это была какая-то другая смерть. Под новыми масками. В незнакомом обличии. Человека застигли врасплох, он был не готов. Не готов, как биовид, не срабатывал весь его природный инструмент, который настроен, чтобы увидеть, послушать, потрогать. Но глаза, уши, пальцы уже не годились, не могли послужить, потому как радиация не видна и у нее нет запаха и звука. Она бестелесна. Всю жизнь мы воевали или готовились к войне, столько о ней знаем - и вдруг! Образ врага изменился. У нас появился другой враг… Враги… Убивала скошенная трава. Пойманная рыба, дичь. Яблоко…

Как понять, где мы находимся? Что с нами происходит? Здесь… Сейчас… Спросить не у кого…

В зоне и вокруг зоны… Поражало бесчисленное количество военной техники. Маршировали солдаты с новенькими автоматами. С полной боевой выкладкой. Мне больше всего почему-то запомнились не вертолеты и бронетранспортеры, а эти автоматы… Оружие… Человек с ружьем в зоне… В кого он мог там стрелять и от кого защитить? От физики… От невидимых частиц… Расстрелять зараженную землю или дерево? На самой станции работало КГБ. Искали шпионов и диверсантов, ходили слухи, что авария — запланированная акция западных спецслужб, чтобы подорвать лагерь социализма. Надо быть бдительными.

Эта картина войны… Эта культура войны рухнула у меня на глазах. Я видела, как дочернобыльский человек превращался в чернобыльского человека.

Я слышала мнение, что поведение пожарников, тушивших в первую ночь пожар на атомной станции, и ликвидаторов напоминает самоубийство. Коллективное самоубийство. Ликвидаторы часто работали без защитной спецодежды, беспрекословно отправлялись туда, где «умирали» роботы, от них скрывали правду о полученных высоких дозах, и они с этим мирились, а потом еще радовались полученным правительственным грамотами и медалям, которые им вручали перед смертью… А многим так и не успевали вручить…

Я слушала их рассказы о том, как они (первые и впервые!) занимались новым человеческим нечеловеческим делом — хоронили землю в земле, то есть закапывали зараженные пласты в бетонных бункерах вместе со всем их населением — жуками, личинками. Время укусило свой хвост, начало и конец соединились. Чернобыль для тех, кто там был, не кончился в Чернобыле. Они вернулись не с войны… А как будто с другой планеты… Я поняла, что свои страдания они сознательно обращали в новое знание, дарили нам: смотрите, вам надо будет что-то с этим знанием делать, как-то его употребить.

У героев Чернобыля есть один памятник… Это - рукотворный саркофаг, в который они уложили ядерный огонь. Пирамида двадцатого века.
На чернобыльской земле жалко человека. Но еще больше жалко зверя… Я не оговорилась… Во мне постоянно жило там это чувство...

Что оставалось в мертвой зоне после того, как уходили люди?

Старые погосты и биомогильники, так называются кладбища для животных. Человек спасал только самого себя, всех остальных он предал, после его отъезда в деревни входили отряды солдат или охотников и расстреливали животных. А собаки бежали на человеческий голос… и кошки… И лошади ничего не могли понять… А они-то ни в чем не повинны - ни звери, ни птицы, и умирали они безмолвно, что еще страшнее. Когда-то индейцы в Мексике и даже в дохристианской Руси просили прощения у животных и птиц, которых должны были убить себе для пропитания.

Один раз я видела, как вошли солдаты в деревню, из которой ушли люди, и начали стрелять…

Запомнилось и такое… Рассказывал старый пасечник (а потом я слышала о том же и от других): «Вышел утром в сад, чего-то не хватает, какого-то знакомого звука. Ни одной пчелы… Не слышно ни одной пчелы! Ни одной! Что? Что такое? И на второй день они не вылетели. И на третий… Потом нам сообщили, что на атомной — авария, а она рядом. Но долго мы ничего не знали. Пчелы знали, а мы нет. Теперь, если что, буду на них смотреть. На их жизнь». Еще пример… Заговорила с рыбаками у реки, они вспомнили: «Мы ждали, когда нам по телевизору объяснят… Расскажут, как спасаться. А червяки. Простые червяки. Они ушли глубоко в землю, может, на полметра или на метр. А нам же непонятно. Мы копали-копали. Ни одного червяка не нашли для рыбалки…»

Кто же из нас первее, прочнее и вечнее на земле - мы или они? Нам бы у них учиться, как выжить… И как жить…

Сошлись две катастрофы: социальная - на наших глазах развалился Советский Союз, ушел под воду гигантский социалистический материк, и космическая — Чернобыль. Два глобальных взрыва. И первый — ближе, понятнее. А вот о Чернобыле хотели бы забыть, потому что сознание перед ним капитулировало. Реальность ускользает, за ней нам уже не угнаться. Это так?

Начну с примера … До сих пор пользуемся старыми словами: «далеко-близко», «свои-чужие»… Но что значит далеко или близко после Чернобыля, когда уже на четвертые сутки чернобыльские облака плыли над Африкой и Китаем? Земля вдруг стала такая маленькая, это не та земля, которая была во время Колумба. Бесконечная. Теперь у нас появилось другое ощущение пространства. Живем в обанкротившемся пространстве. Еще пример… В последние сто лет человек стал жить больше, но все равно его сроки ничтожны и крошечны рядом с жизнью радионуклидов, поселившихся на нашей земле. Многие из них будут жить тысячелетиями. Нам и не заглянуть в такую даль! Появляется другое чувство времени. И это все - Чернобыль. Его следы. Происходит перестройка чувств… Теперь часто вместо обычных утешений врач говорит у нас жене об умирающем муже: «Подходить близко нельзя! Целовать нельзя! Гладить нельзя! Это уже не любимый человек, а объект, подлежащий дезактивации». Тут и Шекспир отступает. И великий Данте. В нашем мире и любовь изменилась. И смерть.

Изменилось все, кроме нас.

Чтобы событие стало историей, нужно хотя бы пятьдесят лет. Надежно ли идти по горячим следам? Тут есть опасность до чего-то не докопаться, что-то не разглядеть...

Зона… Отдельный мир… Другой среди всей остальной земли… Сначала придумали ее фантасты, но литература отступила перед реальностью. Мы уже не можем, как герои Чехова, верить: через сто лет человек будет прекрасен! Жизнь станет прекрасной! Это будущее мы потеряли. Через сто лет был сталинский ГУЛАГ, Освенцим… Чернобыль…. И сентябрь в Нью-Йорке… Непонятно, как это расположилось и как влезло в жизнь одного поколения, в его размеры. Например, в жизнь моего отца, которому сейчас восемьдесят три года? Человек выжил!?

Судьба — жизнь одного человека, история - жизнь нас всех. Я хочу рассказать историю таким образом, чтобы не потерять из виду судьбу. Одного человека. Потому что судьба шире любой идеи.

Больше всего в Чернобыле запоминается жизнь «после всего»: вещи без человека, пейзажи без человека. Дорога в никуда, провода в никуда. Яблоневый сад, заросший молодыми березами. Или трава ростом с бегущего оленя. А единственное, что напоминает о человеке, - железные кровати, стоящие на фундаментах разрушенных крестьянских хат, и почерневшие печи, похожие больше на диковинные птичьи гнезда, чем на наше жилье. На следы человека. Нет, да и подумаешь, что это — прошлое или будущее?

Мне иногда казалось, что я записываю будущее…

Источник: http://www.ogoniok.com/

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #20 Добавлено: 11 июл 2009, 09:58 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Возвращение в ад. Чернобыль: кинодокументы эпохи глазами режиссера и оператора

Двадцать три года прошло с того дня, как чернобыльской колокол известил миру об атомной трагедии. Тем не менее до сих пор нельзя реально оценить масштабы катастрофы, ее влияния на природу и человека. Даже среди тех, кто посетил зону сразу после аварии, нет единогласного мнения. Одними из первых в Чернобыль попали кинематографисты Центральной студии документальных фильмов во главе с украинским режиссером Роланом Сергиенко. С того времени девять фильмов Сергиенко составили чернобыльский цикл. Среди тех, кто оказался в самом аду Чернобыля, был также оператор Константин Дурнов. Именно эти художники и стали собеседниками «ЗН», припомнив самые болевые и наиболее впечатляющие страницы своей чернобыльской киноэпопеи.

«Хватит о Чернобыле! Остановись! »
Для режиссера Ролана Сергиенко эта тема стала чем-то особенным. В его документальных проектах так или иначе происходит возвращение на ЧАЭС… Вот и сейчас режиссер словно путешествует по своим чернобыльским тропам…

- Пан Ролан, что вы подумали, когда узнали о чернобыльской аварии?

Изображение
Фото: Алексей-Нестор Науменко

- Прежде всего я подумал, что война, о которой говорили все мое детство — атомная война, началась. Не все понимают это, но, по моему мнению, это была окончательная репетиция войны. И ощущение пребывания в зоне это подтвердило.
Чем дальше я вживался в эту тему, чем больше видел, что происходит в Чернобыле, тем лучше понимал: род человеческий очень легко может пойти на самоубийство. Не замечая, не понимая, не сознавая, он постепенно приближается к пропасти, способной поглотить мир. И два десятилетия, прошедшие со дня катастрофы, к сожалению, свидетельствуют: люди быстро забывают какие-либо уроки и привыкают к мнению, что ничего страшного не произошло.
- Вы сразу поехали в Чернобыль?
- Мы поехали туда в конце мая 1986 года. Были намерены зафиксировать все увиденное там. Результатом этих съемок стал первый фильм «Колокол Чернобыля».
Ехали мы от московской Цент­ральной студии документальных фильмов. Со мной были три оператора, сразу согласившиеся на это путешествие. Это были молодые кинематографисты Иван Двойников, Владимир Фроленко и Константин Дурнов. Двое из них уже на том свете... И я чувствую собственную вину за то, что не уберег их. Но, видит бог, я ни на шаг не отходил от них во время съемок. Все мы были облучены, но для Ивана и Во­лоди это оказалось смертельным. В последнем своем фильме «Чернобыль-2001. Завещание» я рассказал об этом и показал похороны Ивана (Володю похоронили раньше).
Мы попали в Чернобыль, когда первая волна шока у людей уже прошла, но для многих из тех, кто столкнулся с катастрофой непосредственно, это состояние продолжалось очень долго — пока не завершился первый этап строительства так называемого саркофага. Но и сегодня трагедия продолжает висеть над нашими головами и, возможно, не исчезнет уже никогда.
- Что вас подталкивало к Чернобылю?
- Думаю, документалист всегда должен находиться в нужном месте. Надо было зафиксировать и сохранить навсегда состояние людей, собственными глазами видевших репетицию будущей войны. Я понял, что надо отложить все свои проекты и немедленно ехать снимать в Чернобыль. В то время я работал над лентой «Майское утро» — о трагической истории алтайской коммуны, организованной в двадцатых годах, а в начале тридцатых просто уничтоженной. Я попросил законсервировать фильм на несколько месяцев, чтобы начать съемки в Чернобыле.
- Что вас больше всего поразило в Чернобыльской зоне?
- В первую же неделю нашего пребывания в зоне я услышал одну историю, поразившую меня чрезвычайно. Двое солдатиков-ликвидаторов поспорили со своими друзьями, дескать, никаких «лучей» нет, и взобрались на развалины бывшего четвертого блока… Обоих даже не довезли до бориспольской больницы — они погибли через считаные часы.
- Думали ли вы об опасности? Было ли страшно?
- Страшно было всегда. Нас предупреждали: «Не лезьте, куда нельзя!» Возле развалин блока нас сопровождал дозиметрист Юрий Самийленко, показывал опасные места: «Вот возле этого камня 200 рентген, немножко дальше - тысяча, еще дальше - смертельно...» А потом говорит: «Достаточно! Все, пошли! Выхо­дите отсюда!» Мы сразу отправлялись за ним.
В сентябре того же года мы снимали строительство саркофага, который должен был закрывать развалины. Мы увидели, как работает специальный робот на дистанционном управлении, как он справляется с завалами. А самосвалы постоянно подъезжали и отъезжали. Водитель одного из них, какой-то грузин, говорит нам: «Да бросьте это снимать! Это хаос. А вы здесь снимите! » — и, раскрыв одежду, указал на себя. Я ужаснулся: человек не понимает, с чем шутит!
- О чем вы разговаривали с теми, кто остался жить в зоне?
- Большинство из них были просто привязаны к своей земле, хозяйству, к месту, в котором прожили всю жизнь и которое не хотели бросать. В большинстве своем это были женщины, старые люди. Они уже не ожидали ничего лучшего — все равно умирать... Поэтому лучше умереть на собственной земле.
- Мародеров встречали?
- Мы даже хотели снять мародеров... Как-то, проезжая по пустому селу, увидели - кто-то промелькнул между деревьями. Догнали этого человека... Но оказалось, это местный житель, которого отселили за пределы 30-километровой зоны, неподалеку от его бывшего жилища. Он, соскучившись по рыбалке, вернулся домой, взял удочку да и направился к местной речке. Мужчина вернулся проверить свое хозяйство и половить рыбу. Когда я заметил, что это опасно, он только махнул рукой…
- Вы постоянно возвращаетесь в Чернобыль. Ради чего?
- В фильме «Чернобыль. Послесловие» я сам у себя спрашиваю, почему я вновь и вновь возвращаюсь сюда? Что со мной? Не сошел ли я с ума? Мои друзья и родные говорят: «Хватит уже о Чернобыле да о Чернобыле! Остановись!» А я останавливаюсь и думаю: почему?.. Я хотел бы, чтобы эти фильмы посмотрела очень большая аудитория, потому что они отображают мое состояние и мое стремление: дать понять опасность, нависшую над людьми, над Украиной, над всем миром.
- Ваши фильмы о Чернобыле -— это ответы, вопросы или что-то другое?
- Я думаю, призыв. Названия первого, третьего и четвертого фильмов - «Колокол Чернобыля». Это не случайно. «Не спрашивай, по ком звонит колокол, — он звонит по тебе». Колокол, который извещает, тревожит, который обращается к Богу. Это и призыв, и предупреждение, и, если хотите, молитва.

У второй ленты название «По­рог». Мы всегда на пороге. И Чернобыль — это также порог для человечества. Если продолжать образ, то речь идет о моменте, от которого зависит, в какую сторону дви­гаться: к жизни или к смерти.
- Как утверждают ваши родные, Чернобыль при­дает вам силу, творческое воодушевление…
- Очевидно, они правы.
- Это словно Бог, которого человек боится и вместе с тем стремится к нему?
- Да, что-то похожее и у меня…
- В фильме «Прибли­жение к апокалипсису» многие известные личности размышляют на тему Чернобыля. Среди них и Папа Иоанн Па­вел ІІ. Расскажи­те о встрече с ним.
- Папа сразу заметил, что это не будет интервью. Он просто согласился на разговор с нами, поскольку считал эту тему очень важ­ной. Во время встречи он старался говорить по-русски: «На­деж­да… надежда есть…» А дальше перешел на итальянский: «…надежда на человека, который должен понять, насколько он зависит от Бога, насколько он способен сохранить ум и веру».
- То есть для Иоанна Павла ІІ это не был конец света?
- И для нас с вами также. Но конец света может все же наступить, если люди не станут мудрее. Речь идет не столько об уме, сколь­ко о мудрости, которая очело­вечивает этот ум. И о вере, вере…

«Мы снимали на крыше разрушенного энергоблока»
Соратниками Ролана Сергиенко в свое время стали операторы Владимир Фроленко, Иван Двой­ников, Константин Дурнов и звукооператор Александр Гребешков. К сожалению, не все из них остались среди нас... А вот Константин Дурнов продолжает снимать. Во­обще он работал над пятью фильмами о Чернобыле: «Колокол Чернобыля» (1986), «Не спрашивай, по ком звонит колокол» (1989), «Колокол звонит по тебе» (1989), «Приближение к апокалипсису. Чернобыль рядом» (1991) и «Чернобыль. Завещание» (2001). В отличие от Ролана Сергиенко, у Дурнова свой собственный взгляд на чернобыльскую проблему.

- Костантин, вы согласились ехать в Чернобыль одним из первых. Почему?
- Весть об аварии в Чернобыле нашла меня в Афганистане. Сначала я не воспринял это как катастрофу: разве мало аварий слу­чалось?.. В Москву вернулся 29 апреля. Тогда на 1 мая, как и на 7 ноября, происходили большие выезды всей студией на Крас­ную площадь. Это было торжест­венно. После съемок первомайской демонстрации мы верну­лись на студию и решили отметить праздник. И среди застолья кто-то предложил: «Махнем в Чернобыль! Кто поедет?» Очевид­но, в дирекции до этого уже сос­тоялся разговор об экспедиции на ЧАЭС. Трое из нас - Фроленко, Двойни­ков и я — ответили: «Запросто!» Поехали втроем, так как событие было существенное. Причем неизвестно, что там случилось.
- Какой вы представляли ЧАЭС после аварии?
- Мы слышали о взрыве, о гибели людей, но научного знания у нас не было. Правда, директор нашего объединения Вячеслав Кецмец был физиком и понимал толк в таких вещах. Поначалу он находился вместе с нами на съемках.
Имея опыт хроникальных съемок, мы много ездили, многое видели, много снимали военной тематики, в частности и взрывы. Поэтому, размышляли: «Разве впервые сталкиваемся с этим?» К тому же радиацию не видишь, не слышишь, не нюхаешь, поэтому она не так влияет на нервы.
- Руководство студии, приняв решение направить группу в Чернобыль, понимало масштаб катастрофы?
- Думаю, нет. Им только сообщили о том, что случилось, и сказали, что нужно поехать и снять… В Чернобыль мы попали в конце мая. Жили в Киеве и ежедневно на двух «рафиках» ездили на станцию. Кстати, потом обе машины нам пришлось оставить там.
- Что вы увидели?
- Обстановка была гнетущая: тишина, люди в белых халатах, в военной форме, броне­транспортеры… В Афганистане появление военной техники сопровождалась стрельбой, гулом, а здесь тишина… Эта тишина и деловитость создавали впечатление опасности. Но постепенно к этому привыкаешь, и когда находишь, например, ягодку, то думаешь, почему бы ее не съесть. Клубника, черешня…
- Ели?
- Да, бывало… Они же вкусные — конец весны.
- Разве не проходили инструктаж?
- Мы были там никто: ни от Минатома, ни от Министерства обороны, ни от милиции — сами по себе. Поэтому никто о нас не заботился. Конечно, говорили: «Нельзя того, нельзя этого...» Но это так... Первый месяц у нас даже не было счетчиков. А дозиметриста нам выделяли, когда посещали какие-то объекты, то есть временно.
Как все происходило? Мы приезжали в штаб, выясняли обстановку, решали, какое место для нас самое интересное: там будут выселять село, там будут осуществлять рейсы вертолеты… Заранее мы не знали, куда поедем. Поэтому операторов было трое, чтобы одновременно снимать различные объекты.
- Как вас занесло на крышу машинного зала разрушенного энергоблока? На фото реактор как раз за вашими спинами.
- Мы видели, как там бегали солдаты, так почему бы и нам не побегать? На крыше мы с Иваном Двойниковым снимали друг друга. Эти кадры попали в фильм.
- Вы слышали историю о двух солдатах, которые взобрались на крышу реактора и которых не успели даже до больницы довезти?
- Такого не припоминаю... Помню, как люди ловили рыбу в отстойниках просто возле блока. Это были работники станции и ликвидаторы, а не местное сельское население. Сперва нас это удивляло. Но в конце концов успокаиваешься и не думаешь о плохом. Впрочем, со временем начинаешь понимать что-то не очень приятное.
- Как скоро?
- Уже там, во время съемок. Очевидно, спасало то, что работа у нас не монотонная: сегодня здесь, завтра там; несколько раз выезжали в Беларусь. Смена впечатлений, пейзажей… Если бы сидели на одном месте, то и воспринимали бы все по-другому.
- Что вас больше всего поразило в зоне?
- Деловитость людей. У некоторых был даже азарт сделать больше рейсов — не сидеть на месте. Наверное, они понимали опасность… Мы встречали молодоженов, проводивших там медовый месяц. Это были ликвидаторы с женами.
- Как вы относитесь к туристам, стремящимся попасть в Чернобыль?
- Сейчас там спокойно. К тому же их не пускают на сильно зараженные объекты. Вообще я не понимаю, почему они едут, ведь там не на что смотреть. Разве на заброшенный город…
- Изменил ли Чернобыль что-то в вашем сознании?
- Похоже, что нет. Халатность всегда была и будет. Это касается и ЧАЭС. Приведу простой пример. После завершения первых работ на станции кто-то дал команду нацепить на трубу четвертого блока красный флаг в честь «победы» над Чернобылем. Направили людей. После этого их, конечно, забрали в больницу. Кто-то другой увидел флаг и начал орать: «Вы что, с ума сошли?! Немедленно снять!» Прислали вторую группу…
- А как Афганистан?
- Там я также бывал несколько раз, снял три картины.
- Смерть приходилось снимать?
- В Чернобыле также были трупы. Мы снимали их в больницах, на перезахоронениях. Но это не было массовым явлением. А вот, например, в Ингушетии трупов было великое множество. Эти события произошли еще за год-два до Чечни, когда осетины не поделили район с ингушами. Там мы столкнулись с такой националь­ной особенностью, какой не понять славянину: все трупы свозили в одно место и устраивали колоссальный плач. На нер­вы это очень влияло! При этом у кого-то горло было перерезано, у кого-то живот распорот... Это было ужасно.

А в Спитаке после землетрясения гробы на улицах штабелями лежали, и смрад стоял невероятный... В Чернобыле такого не было. И если человек заболел, то это не бросалось в глаза: тошнота, потеря сознания, но на вид он вроде бы нормальный, и в больницу попадали без внешних признаков болезни. А снимать последнее дыхание — до этого не доходило.
- Не жалеете, что попали в Чернобыль?
- Нет. Хотя из троих только я еще жив.
- О чем думаете, когда посещаете могилы своих коллег?
- О чем думает человек на кладбище? Не знаю, связана ли их смерть с Чернобылем. Не хочется в это верить… Фроленко был старше нас, а вот Двойников умер лет в пятьдесят. (Пауза.) Очевидно, на роду так написано…
Автор: Олексий-Нестор НАУМЕНКО

Источник: http://www.zn.ua/pda/3000/3760/66009/
"Зеркало недели" №26 (754) 11 - 31 июля 2009

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #21 Добавлено: 11 июл 2009, 13:07 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Газета "Правда", 2 июня 1986 г. Боль и уроки Чернобыля. Репортаж из Института атомной энергии им.И.В.Курчатова

Изображение

Газета "Правда", 3 июня 1986 г. Думы о Чернобыле. А.Вознесенский

Изображение

Причал у Припяти

Изображение

Источник: http://www.pripyat.com

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #22 Добавлено: 11 июл 2009, 13:13 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Ложь на весах Чернобыля

В эти дни в московском издательстве «Время» увидит свет новый документальный роман Аллы Ярошинской «Преступление без наказания. Чернобыль 20 лет спустя».

Алла Ярошинская — философ, политик и беллетрист. Ее документальная повесть «Чернобыль. Совершенно секретно» удостоена Альтернативной Нобелевской премии (1992, Швеция). Первая в мире «Ядерная энциклопедия», вышедшая под ее редакцией (1996), признана национальным достоянием. Автор более двух десятков книг. Народный депутат СССР горбачевского призыва. После распада Советского Союза — советник Бориса Ельцина. Работала в ООН, в сфере проблем ядерного нераспространения. Вице-президент международной неправительственной организации «Ученые и инженеры за глобальную ответственность».
В романе «Преступление без наказания. Чернобыль 20 лет спустя» автор впервые публикует новые секретные документы преступлений властей против 9 миллионов жертв глобальной ядерной катастрофы. Читатели узнают смертельные — в прямом смысле — подробности чернобыльского сопротивления; имена известных либеральных деятелей, ставших позорными ядерными лоббистами; независимые исследования, камня на камне не оставляющие от лживой придворной медицины, и многое другое.
Публикуем отрывки из книги, раскрывающие преступный механизм сотворения государством большой чернобыльской лжи.

Тайная канцелярия власти
О том, что взорвался 4-й блок Чернобыльской АЭС, об увеличении фоновых значений мы узнавали из «вражеских» радиоголосов за закрытой дверью кухонь. Наша же «руководящая и направляющая» сообщила об аварии лишь на третий день — двумя строчками, как сквозь зубную боль.
Официальная медицина героически молчала почти две недели. Наконец министр здравоохранения УССР А. Романенко разразился рекомендациями: закрывать форточки и вытирать ноги. Его убогое выступление спровоцировало еще большую панику.
А Первого мая миллионы людей вышли на демонстрации. В Киеве на Крещатике дети в национальных костюмах, вдыхая радиоактивный угар, плясали, услаждая глаз партийных бонз на трибунах. «Золотые» же их наследники были спешно отправлены подальше от беды.

К этому времени уже вовсю работала партийная адская машина. С одной стороны, по производству лжи для страны и мира — «Правда» воспевала самую лучшую аварию под циничными заголовками «Соловьи над Припятью», «Сувениры из-под реактора» и т.п.; с другой — по производству преступных тайных постановлений и распоряжений. В моем чернобыльском архиве до сих пор хранятся добытые секретные документы партии и правительства. За них уже заплачено десятками тысяч смертей ликвидаторов и жертв катастрофы, потерей здоровья и качества жизни девяти миллионов людей, до сих пор выживающих в зонах поражения.
Вот один из тайных документов — «Распоряжение Третьего главного управления Министерства здравоохранения СССР от 27 июня 1986 г. «Об усилении режима секретности при выполнении работ по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС»: « (…) 4. Засекретить сведения об аварии. 8.Засекретить сведения о результатах лечения. 9.Засекретить сведения о степени радиоактивного поражения персонала, участвовавшего в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. Начальник третьего главного управления МЗ СССР Шульженко».
Еще одна страшная бумага — «Разъяснение центральной военно-врачебной комиссии МО СССР» от 8.07.87 г., № 205: « (…) 2. Наличие острых соматических расстройств, а также признаков обострения хронических заболеваний у лиц, привлекавшихся к ликвидации последствий аварии и не имеющих ОЛБ (ОЛБ — острая лучевая болезнь. — А.Я.), не должно ставиться в причинную связь с воздействием ионизирующего облучения. 3. При составлении свидетельств о болезни на лиц, ранее привлекаемых к работам на ЧАЭС и не перенесшим ОЛБ, в пункте 10 не отражать факт привлечения к указанным работам и суммарную дозу облучения, не достигшую степени ЛБ. Начальник 10-й ВКК полковник медицинской службы Бакшутов».
А этот преступный циркуляр выдала уже сама правительственная комиссия по Чернобылю — «Перечень сведений по вопросам аварии на ЧАЭС, которые не подлежат опубликованию в открытой печати, передачах по радио и телевидению», № 423 от 24 сентября 1987 г. В нем тоже предписывается засекретить: «2.Сведения о показателях ухудшения физической работоспособности, потери профессиональных навыков эксплуатационного персонала, работающего в особых условиях на ЧАЭС, или лиц, привлеченных по ликвидации последствий аварии».

Многие годы к самым секретным партийным документам не было никакого доступа. Мне удалось пробиться к ним только в 1991-м, когда в качестве народного депутата СССР я работала в Комиссии Верховного Совета по расследованию действий должностных лиц в связи с аварией на ЧАЭС. После запрета Компартии началась передача ее архивов, и мы наконец получили секретные протоколы оперативной группы политбюро по аварии на ЧАЭС.
В один из декабрьских дней 1991-го, когда СССР уже был в процессе самоликвидации и парламент доживал последние месяцы, подъехав к зданию на Новом Арбате, где размещалась наша комиссия, увидела, что на машину грузят депутатские архивы. Меня вдруг осенило: вот сейчас и секретные партийные протоколы будут вывезены, и никто их больше не увидит! А мы ведь не успели их даже прочитать.
И я решила во что бы то ни стало сделать их копии. В кабинете открыла сейф и вынула увесистую пачку документов. Я видела их впервые, но, пролистав, поняла, что это настоящее сокровище с грифом «совершенно секретно», с печатями политбюро и подписями советского руководства. Я тут же отнесла сорок секретных протоколов — почти 600 страниц текста — в копировальное бюро. (Тут надо пояснить, что в то время в СССР их практически не было.)
Но копии я не получила. «Вето» наложил некто Владимир Пронин из второго секретного сектора ВС СССР. Это был шок: оказывается, за всеми действиями депутатов в стенах Верховного Совета следили спецслужбы! Я зашла к начальнику спецчасти секретариата ВС СССР Анатолию Бурко и с негодованием объяснила, что я еще депутат и что имею право. Он же невозмутимо изрек, что не может позволить их копировать без разрешения. А чтобы получить разрешение, я должна обратиться в организацию, которая их засекретила, и вот тогда... Напомню, это было после августовского путча 1991-го. Уже президент России Борис Ельцин запретил КПСС, а некоторые члены ее политбюро обдумывали жизнь в «Матросской тишине».
Я забрала документы и по спецсвязи позвонила Вадиму Бакатину, новому шефу КГБ, которого Горбачев назначил вместо бывшего — Виктора Пуго, покончившего самоубийством после провала заговора. Я просила Бакатина помочь мне. Его ответ потряс: «Я не могу ничем помочь. Это не наши кадры. Они мне не подчиняются». Так я случайно узнала, что в ВС СССР существовала тайная организация, которая подчинялась непосредственно, как сказал Бакатин, его председателю и «мониторила» все действия депутатов.

В общем, я поняла, что никто мне не поможет. Как и то, что я не могу просто так возвратить этот клад в сейф и забыть. На «автопилоте» я положила протоколы в сумку и вышла на улицу. Что дальше? Я решила пойти в «Известия». Здесь нашелся вожделенный ксерокс, и я вернулась обратно уже с двумя сумками — оригиналами и копиями.
Положив обратно в сейф оригиналы, я задумалась: в стране все так зыбко, а если коммунисты завтра снова окажутся у власти, что будет с моей семьей после того, как я напечатаю статью об этих протоколах? Они скажут, что ничего такого не было, что я все это придумала. И — правильно! — я окажусь там, где сидят путчисты. Я снова открыла сейф, вынула оттуда первый протокол — оригинал — и на его место положила копию. (Господи, прости!)
Когда в «Известиях» вышла моя статья, позвонил директор Госархива Рудольф Пихоя. Он удивленно спрашивал, где я взяла эти документы. У него их не было!
И спустя почти 20 лет, разбирая свой чернобыльский архив, я думаю о том, что главный и самый страшный изотоп, вылетевший из жерла реактора, как раз и отсутствует в таблице Менделеева. Это — ложь-86. Обман столь же страшен, сколь глобальна сама катастрофа.

Секретно: беременных и детей — в «черную» зону!
Первое заседание оперативной группы политбюро состоялось 29 апреля 1986 г. Начиная с 4 мая в оперативную группу идет поток сообщений о госпитализации населения.
«Секретно. Протокол № 5. 4 мая 1986 г. присутствовали: члены Политбюро ЦК КПСС тт. Рыжков Н.И., Лигачев Е.К., Воротников В.И., Чебриков В Л., кандидаты в члены Политбюро ЦК КПСС тт. Долгих В.И., Соколов С.Л., секретарь ЦК КПСС Яковлев А.Н., министр внутренних дел т.Власов А.В.
(…) Сообщение т. Щепина (первый зам. министра здравоохранения СССР. — А.Я.)… Принять к сведению, что по состоянию на 4 мая всего госпитализировано 1882 человека. Общее число обследованных достигло 38 тысяч человек».
«Секретно. Протокол № 7. 6 мая 1986 г. (…) по состоянию на 9-00 часов 6 мая общее число госпитализированных составило 3454 человека. …число пораженных лучевой болезнью составляет 367 человек».
Судя по протоколам, количество больных растет с каждым днем. Счет идет уже на тысячи.
«Секретно. Протокол № 12. 12 мая 1986 г. (...) На стационарном обследовании и лечении находятся 10 198 человек, из которых 345 человек имеют признаки лучевого заболевания».
Как соотнести эту динамику с упорным молчанием в партийных СМИ о тысячах больных и ложью о том, что «здоровью людей ничего не угрожает»?

После того как на больничных койках оказалось больше десяти тысяч облученных, вдруг началась их повальная выписка. Похоже, чем сильнее расползалась радиация, тем здоровее становился советский народ.
А вот и отгадка внезапного чудесного «исцеления».
«Секретно. Протокол № 9. 8 мая 1986 г. (...) Минздрав СССР утвердил новые нормы допустимых уровней облучения населения радиоактивными излучениями, превышающие прежние в 10 раз. В особых случаях возможно увеличение этих норм до уровней, превышающих прежние в 50 раз (! — А.Я.)». Под эти нормы «подогнали» даже беременных женщин и детей!
Чтобы скрыть масштабы поражения населения радиацией, в Кремле шли на все. Не минуло и двух месяцев после отселения людей из «черной» зоны (как называл в секретных письмах первый секретарь ЦК Компартии Украины Владимир Щербицкий 30-километровую зону), как власти спешно начали обратный процесс: реэвакуации!
«Секретно. Подлежит возврату в Особый сектор Управления делами Совета Министров СССР. Протокол №29. (…) 23 июня 1986 года. (…)Заключение о возможности возвращения детей и беременных женщин в районы, где уровни радиации находились в пределах от 2 до 5 мР/час. 1. Разрешить реэвакуацию (возвращение) детей и беременных женщин во все населенные пункты, где общая расчетная доза не будет превышать 10 бэр за первый год (всего 237 населенных пунктов)», а там, «где расчетные дозы облучения (без ограничения потребления загрязненных продуктов) превысит 10 бэр, — с первого октября 1986 года …(174 населенных пункта) … Израэль, Буренков, Александров». Это при том, что месяцем ранее глава Госкомгидромета Юрий Израэль секретно докладывал: «Территории с уровнем радиации более 5 мР/час (…) признаны опасными для проживания населения. (…) На территории с уровнем радиации менее 5 мР/час требуется введение жесткого контроля за радиоактивностью продуктов питания, особенно молока».

Интересно сравнить это с секретным «Докладом начальника химических войск Министерства обороны СССР В. Пикалова на совещании в ЦК КПСС от 15 июня 1987 г.». В нем отмечено: «… в «рыжем» лесу за счет повалки и консервации леса (засыпки песком) уровни радиации снижены с 5 Р/ч до 7, 5 мР/ч, что превышает допустимые значения в 15 раз». «Рыжим» называли лес вблизи АЭС, который был умерщвлен ядерным взрывом. Получается, беременных женщин и детей реэвакуировали почти что в «рыжий» лес!
И ни у кого не дрогнула рука — росчерком пера загнали обратно в ядерное гетто и беременных, и детей!
Недавно, разбирая свой чернобыльский архив, я наткнулась на сенсационный документ, в котором впервые речь идет о конкретных дозах, полученных в первые месяцы после катастрофы.
26 мая 1987 г. министр здравоохранения УССР А.Романенко в письме министру здравоохранения СССР Е.Чазову «О ходе выполнения приказа МЗ СССР №527-дсп от 13.04.1987 г.» под №428с с грифом «секретно» и штампом «Без права публикации» сообщает: «В районах с повышенной радиацией в Киевской, Житомирской и Черниговской областях проживает 215 тыс. человек, в т.ч. 74, 6 тыс. детей. ...выявлено 39, 6 тыс. больных, ранее не состоящих на учете. …Всего за год было госпитализировано 20,2 тыс. человек, из них около 6 тыс. детей».

А теперь — внимание! «В первые месяцы после аварии на ЧАЭС было проведено дозиметрическое обследование щитовидной железы у всех детей. У 2,6 тыс. детей (3,4%) из них было выявлено содержание радионуклидов йода, превышающее 500 бэр».

Хочу заметить, что это страшное письмо датировано 13 апреля 1987 г. Значит, уже почти год как вступили в действие повышенные в 10—50 раз дозы из секретных протоколов политбюро. Значит, реально таких детей больше в 10—50 раз, и настоящие дозы тех, кто попал в это письмо, также в 10—50 раз выше. Даже по оценкам самых отъявленных медицинских ортодоксов рак щитовидки наступает после 100 бэр.
В докладной записке от 16 ноября 1987 г., №3634с под грифом «секретно» и штампом «Без права публикации» Чазов сообщает в ЦК КПСС: «На 30.09.1987 г. диспансерным наблюдением охвачено 620 016 человек. С целью проведения углубленного обследования и уточнения диагноза заболеваний, выявленных при диспансерном обследовании, но не связанных с воздействием облучения, госпитализировано 5213 человек». Получается, Романенко сообщает ему, что только за год более чем у 2,5 тысячи детей в щитовидках накоплено по 500 бэр йода-131 (то есть это рак), а Чазов докладывает в ЦК, что вокруг тишь да гладь!
Через несколько лет после аварии академик Л.Ильин, патриарх печально известной концепции «35 бэр за 70 лет», вынужден был признать, что «если снизить ее, то… речь коснется переселения более полутора миллионов людей... Общество должно взвесить весь риск и всю выгоду от такой акции».
Слушая его тогда, думала: кто же он — врач, благоговеющий перед каждой жизнью, или бухгалтер: жизнь — туда, жизнь — сюда — какая разница? А ведь впоследствии сам академик вынужден был признать, что «один миллион 600 тысяч детей имеют дозовые нагрузки, которые нас волнуют, надо решать вопрос, как поступать дальше».
Из протоколов стало ясно: их дозовые нагрузки исчислялись с помощью новейших рецептов официальной науки под цековским грифом «секретно». А если посмотреть на них с точки зрения нравственного императива недопустимости жертв, исповедуемого в цивилизованных странах, то на сколько еще надо умножить?

Мясо с цезием подано, товарищи!
«Секретно. Протокол № 32. 22 августа 1986 г., п.4 (...) Принять к сведению сообщение т. Мураховского В.С. о том, что... разработаны рекомендации и мероприятия по ведению агропромышленного производства на территориях с разной плотностью загрязнения долгоживущими изотопами».
Кремлевские мудрецы не могли не знать, что буренки приносят радиоактивное молоко с пастбищ, удобренных даже одним кюри цезия-137 на квадратный километр.
Там же, п.10: «...Считать целесообразным заложить в государственный резерв мясо с повышенным содержанием радиоактивных веществ, находящееся на хранении, а также подлежащее закупке в текущем году».
«Совершенно секретно. Постановление Политбюро ЦК КПСС от 8 мая 1986 г. Записка т. Мураховского В.С. (…) Секретарь ЦК КПСС М.С.Горбачев. (…) При забое крупного рогатого скота и свиней установлено, что обмыв животных водой, а также удаление лимфатических узлов приводит к получению пригодного для употребления мяса».
Интересно, а куда они девали «удаленные лимфатические узлы»? Их ведь тоже можно было пустить советским школьникам на пончики!
«Секретно. Приложение к п.10 протокола № 32 (...). При переработке скота из зоны, расположенной на следе выброса Чернобыльской АЭС, часть вырабатываемого мяса содержит радиоактивные вещества (РВ) в количествах, превышающих допустимые нормы. В настоящее время на холодильниках мясной промышленности ряда областей Белорусской ССР, Украинской ССР и Российской Федерации находится на хранении около 10 тысяч тонн мяса с уровнем загрязнения РВ от 1,1*10-7 Ки/кг до 1,0*10-6 Ки/кг, в августе-декабре текущего года ожидается поступление из производства еще 30 тыс. тонн такого мяса».
А дальше идет трогательная рекомендация: «Для того чтобы не допустить большого суммарного накопления РВ в организме людей от употребления грязных продуктов питания, Министерство здравоохранения СССР рекомендует максимально рассредоточить загрязненное РВ мясо по стране (подчеркнуто мною. — А.Я.) и использовать его для выработки колбасных изделий, консервов и мясных полуфабрикатов в соотношении один к десяти с нормальным мясом... Для использования указанного мяса на пищевые цели и обеспечение выпуска продукции в соответствии с требованиями Минздрава СССР с учетом его десятикратного разбавления незагрязненным мясом необходимо организовать его переработку на мясокомбинатах большинства областей Российской Федерации … Мураховcкий».

Но и это на практике оказалось не совсем так. В 2002 г. в газете «Спасение» бывший работник подсобного хозяйства ЦК КПСС, ставший экспертом по Чернобылю, А.Поваляев рассказывал: «Мясо животных, которых забили в Чернобыле, было непригодно в пищу, в нем содержание цезия-137 было раза в четыре-пять выше нормативов того времени. Мы разместили его в холодильники. И стали отпускать мясоперерабатывающим комбинатам порциями с инструкцией: добавлять к чистому мясу по 20% («грязного»)».
Еще одно приложение к протоколу № 32: «С 1 августа по всей территории СССР вступил в силу норматив на допустимый уровень содержания радиоактивных веществ в молоке, равный 1*10-8 ки/л («чистое» молоко — в минус 12-й степени. — А.Я.). …Продукция, производимая в установленных районах, не подлежит поставке на экспорт».
Особая забота о «бесперебойном снабжении населения молоком», не правда ли? Нет «чистого» — повысили норматив, и «грязное» сразу стало «чистым». Но на экспорт — нельзя, поить радиоактивными отходами только свое население. Ведь в тайных бумагах все сходится, все — в нужных партии, правительству и Западу нормах, дозах, пределах.

Только через пять лет после аварии, после депутатских запросов, прокуратура Союза наконец возбудила уголовное дело и по «фактам засекречивания информации от населения», что привело к его «значительному переоблучению», и по реализации «грязной» продукции.
Вот что отвечал на мой депутатский запрос зам. генерального прокурора СССР В.И. Андреев: «…за период с 1986 года по 1989 год в указанных зонах произведено выше допустимых уровней загрязнения 47,5 тысячи тонн мяса и 2 миллиона тонн молока. Указанные обстоятельства повлекли загрязнение радиоактивными веществами продуктов питания практически по всей стране и могут оказать отрицательное воздействие на состояние здоровья населения».
И далее: «Указанные обстоятельства ставили в опасные для проживания условия около 75 миллионов человек (страшная цифра, читатель, она подтверждается полузакрытым докладом официоза. — А.Я.) …и создавали условия для повышенной смертности, увеличения числа злокачественных новообразований, увеличения количества уродств, наследственных и соматических заболеваний, изменения трудоспособности населения.
…Только у 1,5 миллиона человек (в том числе у 160 тысяч детей в возрасте до 7 лет), на момент аварии проживающих в зоне наибольшего загрязнения йодом-131, дозы облучения щитовидной железы составили у 87 процентов взрослого и 48 процентов детского населения 30 бэр, у 11 и 35 процентов, соответственно, от 30 до 100 бэр, у 2 процентов взрослого и 17 процентов детей — свыше 100 бэр».
Распался Союз. Не стало прокуратуры СССР. Даже в Болгарии прошел судебный процесс над теми, кто лгал народу о радиации. А у нас, где и случилась вселенская катастрофа, виноватых в чернобыльском беспределе не было ни при партократах, призывающих «усиливать пропагандистские мероприятия, направленные на разоблачение лживых измышлений буржуазных органов информации и спецслужб о событиях на Чернобыльской АЭС», ни при демократах: суверенные прокуратуры хранят гробовое молчание.

Автор: Алла ЯРОШИНСКАЯ
Источник: http://www.zn.ua/3000/3320/53127/
"Зеркало недели" №14 (593) 15 - 21 апреля 2006

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #23 Добавлено: 11 июл 2009, 13:23 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Газета "Правда", 2 мая 1986 г. От Совета Министров СССР

Изображение

Газета "Правда", 4 мая 1986 г.

Изображение

Источник: www.pripyat.com

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #24 Добавлено: 11 июл 2009, 13:54 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Газета "Правда", 4 мая 1986 г. Посещение района Чернобыльской атомной станции

Изображение

Газета "Правда", 4 июня 1986 г. Красная линия на карте

Изображение

Источник: www.pripyat.com

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Форум закрыт Эта тема закрыта, Вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 85 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5 ... 8  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB3
Яндекс цитирования