PRIPYAT-FORUM.RU (архив)

Форум о катастрофе на Чернобыльской АЭС (форум закрыт, новый адрес: www.chernobyl-world.com)
Текущее время: 25 ноя 2017, 12:18

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Форум закрыт Эта тема закрыта, Вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 85 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #49 Добавлено: 18 сен 2009, 14:35 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Красное вино

Корреспондент Ъ Дмитрий Людмирский в 1986 году жил и работал в Киеве.

Шесть соток
Чернобыль пришелся на выходные. Мои родители и я, молодой специалист, мэнээс киевского Института физики Академии наук Украинской ССР, обрабатывали семейные шесть соток. Сотки наши располагались ровно в 50 км от Чернобыля, близ деревни Ваховка. Собственно, никто даже не понял, что именно началось. Одна женщина прибежала от шоссе с круглыми глазами: там все перекрыто, колонны военных машин. По радио, телевидению ни слова, Би-би-си тоже еще было не в курсе.
Появился слух, что неподалеку от Ваховки случился атомный взрыв. Я, как ученый, авторитетно объяснил собранию встревоженных дачников, что ядерный взрыв в полусотне километров мы бы услышали, даже если б крепко спали. Затем, как ученый, послюнил палец и сообщил, что все равно ветер сейчас дует на север - в сторону Финляндии, а не в сторону Ваховки. Так что имеет смысл пока вернуться к рассаде и компосту: светлого времени суток осталось не так много.
По дороге в Киев подсел попутчик - электромонтер, его только что вызвали по тревоге, в чем дело не говорят. Впрочем, ясно и без него: что-то случилось, причем совсем рядом. Шоссе, ведущее к Чернобылю, перекрыто, добираемся в объезд. Навстречу мчатся колонны военных автомобилей и вереницы пустых автобусов. Би-би-си по-прежнему молчит.
Киев, понедельник. Первый секретарь горкома партии, член Политбюро ЦК КПУ Юрий Ельченко собрал руководителей городских организаций и довел: случились некоторые неполадки на Чернобыльской АЭС. Жертвы? "Жертв нет, есть пострадавшие".
Среди дачников началась ужасная паника: ехать на майские на дачу или не ехать? Би-би-си начало передавать противоречивые сведения о радиации с Востока: облако не осталось незамеченным в просвещенной Европе.
Первое мая, как положено, демонстрация трудящихся. Мамы, папы и детишки с воздушными шариками шагают праздничными колоннами. Второе мая. Дети играют на улицах, возятся в пыли.
У нас в Институте физики на проходной уже в понедельник появился прибор, замеряющий радиоактивное излучение от любого желающего. Во вторник на городские маршруты вышли автобусы, эвакуировавшие народ из Припяти, и прибор стал зашкаливать на каждого второго.
Майские праздники я провел за наглухо запертыми окнами квартиры, попивая раствор солей йода и красное вино "Каберне". Я физик. И родителей на дачу сажать картошку не пустил. И добился, чтобы, вернувшись с улицы, все сбрасывали верхнюю одежду, включая штаны и носки, в прихожей.
Би-би-си начало передавать советы (абсолютно грамотные, кстати), как уберечься жителям территорий, подвергшихся радиоактивному заражению. Из аптек исчезли все йодосодержащие препараты, народ перестал ходить по газонам, жался к асфальту. Зато появилось немыслимое количество "Каберне". И это в разгар антиалкогольной кампании! По телевизору выступал украинский министр здравоохранения Романенко, говорил, что все в порядке, оснований для беспокойства нет.

Рентген и Кюри
В середине мая из Киева стали потихоньку уезжать дети ответственных работников. Об этом знал весь город, но в "обыкновенных" школах все равно отважно боролись с паникой. Мой брат как раз заканчивал восьмой класс, и директор его школы на родительских собраниях кричала: "Кто будет увозить ребенка, аттестата не дам! Я же вот свою дочь не увожу!"
Затем двинулись сотрудники иностранных посольств. Иностранцы входили в поезд и тут же выбрасывали в окна на радость цыганам свою обувь, опасаясь радиоактивности.
По телевизору и в газетах зазвучали сообщения об уровне радиации - она была практически в норме, и это действительно правда: ведь говорили о гамма-излучении, о "рентгенах", а вовсе не о загрязнении радиоактивными изотопами (о "кюри")! И еще говорили, что на флюорографии человек получает большую дозу излучения, чем за несколько месяцев в тогдашнем Киеве, - тоже чистая правда, ведь тут речь опять-таки о "рентгенах".
Но хочется сказать и похвальное слово тогдашней власти, которая все-таки действовала порой правильно, - иногда, наверное, даже вопреки Москве, иногда даже, наверное, понимая, что речь идет о жизни и здоровье миллионов. И какие бы успокаивающие сообщения ни звучали по телевизору, все равно по городу ездили поливальные машины и по нескольку раз в день мыли асфальт - чистота стояла невероятная. Детей из Киева в конце концов стали вывозить - даже организовали для них за казенный счет пионерлагеря на удлиненный срок. Стали обследовать на радиацию завозимые в город продукты (меня, помнится, как физика, даже командировали на пару недель на молокозавод - радиоактивные цистерны из Киевской области назад заворачивать). В гастрономах все полки были завалены продуктом одной-единственной марки - "Каберне".
А еще Би-би-си временно прекратили глушить.

После майских праздников Киев был чисто вымыт и сильно пьян
Виктор Чебриков: мы участвовали в ограждении опасной зоны
- Как вы узнали об аварии?
- В 3 часа ночи. На дачу позвонил председатель украинского КГБ Муха: на АЭС - авария. Через 15 минут я уже звонил Горбачеву на дачу. По-моему, он сразу понял серьезность того, что произошло. От нас в Чернобыль уехал Щербак Федор Алексеевич, генерал-лейтенант, заместитель начальника контрразведки Союза. Оттуда пошла информация для довольно широкого круга людей. Параллельно Щербак давал нам информацию закрытого характера. Он выяснял причины аварии на предмет диверсии. Быстро выяснилось, что диверсии не было.
- Как вы оцениваете взаимодействие ведомств?
- Адекватно ситуации. Мы действовали на ощупь, естественно, не без ошибок. Но если бы мы тогда не сработали достаточно четко, я не могу сказать, какие были бы последствия.

Николай Рыжков: у нас все-таки были специалисты неплохие
- Вы сразу оценили масштабы аварии и последствий?
- Когда я узнал, что взрыв произошел в реакторном отделении, мне стало ясно, что дело чрезвычайно серьезное. Мы стали быстро создавать комиссию. Во главе поставили Щербину. Много там было ученых - и Легасов был, и Велихов, и из прокуратуры, и из Минобороны. У нас все-таки были специалисты неплохие. Щербина немедленно вылетел на Украину. В 8 часов уже пошла от него информация. Первое, что он сказал, что, да, взрыв произошел, но пока радиация в Припяти, ну, где-то в норме. Но уже часов в 10 вечера позвонил, что Припять надо эвакуировать. Я одобрил.
- Удалось ли вам принять все необходимые меры?
- Мы сделали все. Но нужно учитывать, что очень много неясностей было. Вот смотрите: работает реактор или нет? Если работает - то это еще один взрыв, и он накроет всех. И Легасов подъехал в воскресенье в бронетранспортере вплотную практически, а потом позвонил мне и сказал: "Николай Иванович, вздохните хоть немножко - реактор не работает". Дальше что делать? Нам немедленно надо было найти, как закрыть, чтобы выбросов не было. Легасов предложил песком засыпать, свинцом. Вот сегодня говорят, что не надо свинца. Ну хорошо, я же не мог сказать: "Слушайте, Легасов, академик, ты не прав".
Когда мы с Лигачевым прилетели туда, вертолетная съемка дала уже более или менее контуры заражения. И встал вопрос, как эвакуировать. Там клякса такая, не круглая, одним хвостом она уходит в Белоруссию далеко, остальные поменьше. И крайняя точка от Чернобыля вот этой кляксы - 30 км. Я говорю: "Давайте будем эвакуировать в этом радиусе". "Нет, - говорят, - не надо". Я говорю: "Знаете что, вот, я принимаю решение и кончайте разговаривать". Я доволен, что тогда принял решение.

Леонид Кравчук: авария дала взрыв демократической силы
- Какие политические последствия имела авария на ЧАЭС?
- Чернобыльская катастрофа оголила проблемы, о которых средний гражданин просто не знал: обозначилась беспросветная темнота людей по отношению к атомной угрозе. Была эйфория: академик Александров говорил, что поставил бы кровать на чернобыльском реакторе, настолько он безопасен. Оказалось все совсем по-другому. Оголив все эти проблемы - технические, моральные, идеологические, политические - и дополнив их историческими катастрофами и трагедиями украинского народа - голодомором 1932-1933 годов, репрессиями, сталинскими переселениями, демократические силы Украины связали это в одну цепь с трагедией Чернобыля.

Станислав Шушкевич:
Авария на ЧАЭС на общественное сознание не повлияла. Как бы ни пытались окрасить это событие, и на политические процессы в Белоруссии оно не имело значительного влияния. По большому счету повинными в произошедшей катастрофе можно назвать не только коммунистов, но и интеллигенцию.

"Академик Сахаров заявил: 'Никакой катастрофы не произошло'". Это сенсационное сообщение через два дня после аварии было передано советскими властями в западные средства массовой информации. Сообщение вовсе не было ложным - эти слова Сахаров действительно сказал. Рассказывает Елена Боннэр.
Когда произошла катастрофа в Чернобыле, я была на операции в Соединенных Штатах, а Андрей Дмитриевич - в Горьком. Он сам почти не слушал западное радио - в доме стояли глушилки, а выходить на улицу и пытаться ловить там он считал делом излишне трудоемким. Поэтому, поверив тем цифрам, той информации, которую опубликовали власти, Андрей Дмитриевич считал, что никакой катастрофы не произошло.
Весна, Андрей Дмитриевич копался в садике - вскапывал клумбу. К нему подошли какие-то люди, один отрекомендовался корреспондентом местной газеты, и начали свободную беседу. Задали вопрос и о Чернобыле. Вообще-то Андрей Дмитриевич удивился, что разговаривать с людьми никто не мешал. Но на вопросы стал отвечать и сказал, что никакой катастрофы не произошло, а цифры радиации - совершенно безопасны. Вот эти-то слова и были сразу напечатаны.
Андрей Дмитриевич довольно долго верил в то, что это на самом деле так. Я несколько раз пыталась поговорить с ним на эту тему по телефону, но нас сразу же прерывали. И только после того, как новые цифры и данные начали появляться в печати, Андрей Дмитриевич начал понимать, что его обманули.
Государство довольно долго не хотело публиковать достоверной информации. Есть такая книга о Чернобыле, написанная Медведевым. Ее очень долго не пропускала цензура. А Андрей Дмитриевич считал, что эта книга - лучшая публикация о Чернобыле. Он тогда написал Горбачеву, сказав, что если эта книга не будет опубликована, то он, Андрей Дмитриевич, сам возьмет на себя труд опубликовать ее как самиздат на Западе. Только после этого цензура разрешила "Новому миру" ее опубликовать.

Источник: "Коммерсантъ-Власть" http://www.kommersant.ru

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Документы, публикации
Сообщение #50 Добавлено: 03 окт 2009, 17:37 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Уважаемые читатели! Вашему вниманию предлагаются следующие документы из обнаруженных историками и опубликованных в сборниках документов. Комментируя (документ №4 из сборника) информацию Киевского обкома Компартии Украины о мероприятиях по эвакуации населения г.Припять от 28 апреля 1986 г., хочу обратить ваше внимание на названия сел, которые были определены как пункты встречи прибывших, – с.Лубянка Полесского и с.Термахивка Иванивского районов. Как оказалось позже, на момент эвакуации эти села уже были загрязнены и потому сосредоточение в них значительных масс людей стало для эвакуированных лишним источником радиоактивного облучения со всеми последствиями, которые вытекали из этого. Так, с.Лубянка Полесского района в настоящее время – это зона отчуждения, а с. Термахивка Иванивского района находится на территории усиленного радиационного контроля. Убедиться в этом можно, пересмотрев Перечень населенных пунктов, отнесенных к зонам радиоактивного загрязнения в книге "Социальная, медицинская и противорадиационная защита пострадавших в Украине в результате чернобыльской катастрофы". – изд.второе. – Киев, Чернобильинтеринформ, 2001, с. 313 и 320. Интересным документом является и приложение к Информации, которая содержит перечень продуктов питания и промышленных товаров, которые, якобы, должны были поступить эвакуированным. Во времена тотального продовольственного дефицита пострадавшее население должно было получить прекрасный набор продуктов, в т.ч. икру. В связи с этим возникает вопрос: Уважаемые жители Припяти, которые пережили эвакуацию! Отзовитесь, кто получил возможность съесть икры в то время !? Следующий документ, который предлагается вниманию читателей (№ 5) — также от 28 апреля 1986 г. Рядом с данными о количестве отправленных после обследования местными медиками в Москву, в нем, к сожалению, не приводятся данные о госпитализации людей в Украине. А эти данные поражающие. Состоянием на 2 мая было госпитализировано 727 людей в 158 из которых установлен диагноз. А в это время в официальных сообщениях шла речь о почти идеальной ситуации. Наталия БАРАНОВСКАЯ

Документ №4
Информация Киевского обкома Компартии Украины о мероприятиях по эвакуации населения г.Припяти, 28 апреля 1986 г.


Эвакуации подлежит 55 тысяч человек. 42 тысячи из них будут размещены в населенных пунктах Полесского, 13 тысяч — Иванковского районов.
Определены пункты встречи прибывающих— с Лубянка Полесского и с. Термаховка Иванковского районов. Работу пунктов возглавляют председатели райисполкомов — тт. Андрущенко А.И. и Белоконь П. И.
Графиком приема в первую очередь предусмотрено размещать эвакуированных в селах, расположенных в наибольшем удалении от этих пунктов. В Полесском районе — 57 населенных пунктов, 9 тысяч индивидуальных домов и 4,5 тысячи квартир государственного и общественного жилого фонда.
Как запасной вариант для приема жителей г. Припять готовятся населенные пункты Бородянского и Макаровского районов. В указанных районах можно разместить около 200 тысяч человек.
Для эвакуации населения из области: и г. Киева привлечено 1200 автобусов, 230 грузовых автомобилей, оборудованы для перевозки людей 20 топливозаправщиков и бензовозов. Транспорт полностью прибыл к месту назначения к 4 часам утра 27 апреля с.г.

В г.Припяти создан штаб, в состав которого входит второй секретарь обкома партии т. Маломуж В. Г.
Управление транспортом осуществляется оперативной группой областного комитета партии во главе с секретарем обкома партии т.Соколовым Ю.М. Организация приема населения в местах рассредоточения осуществляется оперативно, группой, которую возглавляет секретарь обкома партии т.Павленко Л.И.
Для организации питания прибывающего населения направлена оперативная группа облпотребсоюза и управления торговли области, 63 автомагазина, 25 полевых кухонь, необходимые продукты питания.
В связи с эвакуацией населения просим поручить Совету Министров УССР дополнительно выделить области продукты питания и промышленные товары первой необходимости (перечень прилагается). Один экземпляр перечня передан Совету Министров УССР.
Обком, горкомы, райкомы партии держат под контролем все вопросы, связанные с перемещением населения.

Приложение
Перечень продуктов питания и промышленных товаров первой необходимости

1. Кондитерские изделия — 2000 тонн
2. Молокопродукты —13,0 тыс. тонн
3. Майонез — 200 тонн
4. Мясопродукты —1500 тонн, в т.ч. мясные консервы — 500 туб
5. Масло животное — 600 тонн
6. Сыры твердые —150 тонн
7. Крупы — 400 тонн
8. Икра — 200 кг
9. Сельдь в банках — 300 туб
10. Соки в ассортименте — 500 туб
11. Овощи консервированные — 500 туб, в т. ч. огурцы — 70 туб, зеленый горошек — 80 туб, салат и перец — 180 туб
12. Масло растительное — 500 тонн
13. Яйца — 20 млн. шт.
14. Сгущенное молоко — 350 туб
15. Мука высшего сорта — 1000 тонн
16. Сода — 1 тонна
17. Походные кухни — 23 шт.
18. Изотермические автомашины — 50 шт.
19. Автолавки — 50 шт.
20. Автобензин — 3000 тонн
21. Автошины — 1000 шт.
22. Полотенца — 5500 шт.
23. Полевые палатки — 1000 шт.
24. Брезент — 1500 кв. м.
25.Алюминиевые вилки и ложки — 200 тыс. шт.
26. Обувь и швейные изделия — 10 млн. руб.
Состав семей
2 чел. — 1990, 3 чел. — 3990, 4 чел. — 3687, 5 чел. — 760, 6 чел. — 153, 7 чел. — 66, 8 чел. — 18. Итого — 10664.

ЦДАГО. -Ф.1, оп. 25, спр. 2885, арк. 7—10.
Оригинал*
_____________________________
*Док. завізований секретарем обкому Г.Ревенко.

Документ №5
Уведомление министерства внутренних дел УССР ЦК Компартии Украины по ход эвакуации населения

28 апреля 1986 г.
№ 288с/Гд Секретно
ЦК Компартии Украины

27 апреля продолжались работы по выяснению причин и ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.
После медицинского обследования специальным самолетом в город Москву отправлено 104 человека (всего за два дня —130 человек).
По решению правительственной комиссии в 14 часов была начата эвакуация населения. Она прошла организованно и к 18 часам была закончена.
Эвакуировано 44.460 человек. Они размещены в частном секторе 43 населенных пунктов Полесского и 10 — Иванковского районов. Часть населения убыла из г. Припяти на железнодорожном или личном транспорте (в городе зарегистрировано более 2 тыс. личных автомашин, 1,3 тыс. мотоциклов). Количество таких лиц уточняется. 1,2 тыс. местных жителей обучаются в городе Киеве.
Эвакуационной комиссией, исполкомами местных Советов принимаются меры к трудоустройству эвакуированных, определению детей в школы, детсады. Органами внутренних дел осуществляется их временная прописка. Охрана общественного порядка в г.Припяти, Чернобыльском, Полесском и Иванковском районах обеспечивается по усиленному варианту.
Министр И.Гладуш
ЦДАГО. — Ф. 1, оп. 25, спр.2995, арк.6. Оригинал.

Источник: http://www.postchernobyl.kiev.ua/arxivi ... ovzhennya/

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #51 Добавлено: 10 окт 2009, 17:25 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Чернобыль: последствия катастрофы для человека и природы
Наиболее полный в мировой литературе обзор медицинских и биологических исследований, посвященных последствиям Чернобыльской катастрофы для населения и природы загрязненных радиоактивными осадками стран (в основном, Беларуси, Украины и России). Авторы доклада - член-корреспондент Российской академии наук Алексей Яблоков, член-корреспондент Национальной академии наук Беларуси Василий Нестеренко, доктор экологии Алексей Нестеренко. Книга подготовлена к печати Экологическим правозащитным центром "Беллона" (Санкт-Петербург), редактор - Рашид Алимов.

Изображение

Скачать: http://www.bellona.ru/reports/chernobyl_report

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #52 Добавлено: 04 ноя 2009, 22:26 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Издание "Крылатское. Районная газета" 2006 г. №5

Чернобыль. 1986 год

Двадцать лет назад, 26 апреля 1986 года в 1 час 23 минуты 40 секунд, произошла самая страшная техногенная катастрофа в истории человечества — взрыв четвертого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции.
То, что произошло на маленьком клочке украинской земли, стало достоянием мировой истории. Летопись истории, ее страницы пишут люди. Поэтому так дорого слово каждого человека, имевшего отношение к той катастрофе. Сегодня своими воспоминаниями делится житель Крылатского Владимир Павлович Карташевский, полковник в отставке, кандидат технических наук, доцент. Участник ликвидации нескольких техногенных катастроф. Награжден орденами Красная Звезда, «За службу Родине в ВС СССР» III степени, «Знак Почета».

Чернобыльская АЭС была заложена в 1970 году в 18 километрах от города Чернобыля и в 150 километрах от Киева. Рядом со станцией (в четырех километрах) был построен город Припять — город атомщиков, где к моменту взрыва проживали до 50 тысяч человек, средний возраст которых составлял 26 лет.
Строительство ЧАЭС велось в три очереди, каждая по два энергоблока. Вторая очередь — третий и четвертый энергоблоки — второе поколение атомных станций этого типа. Атомные реакторы располагались не по отдельности, а в одном здании и разделялись друг от друга только внутренними стенами и служебными помещениями. Реактор четвертого блока был серийным типа РБМК-1000 (реактор большой мощности, канальный, 1000 мегаватт), размещался в наземной бетонной шахте (размером 21,6 х 21,6 м и высотой 25,6 м). которая являлась одновременно биологической защитой. Реактор опирался на бетонное основание, под которым располагался бассейн-барботер системы локализации аварии. На 24 января 1978 года станция выработала первый миллиард киловатт-часов электроэнергии, на 22 апреля 1979 года — 10 миллиардов. По воспоминаниям Е.И.Игнатенко, заместителя начальника Всесоюзного объединения «Союзатомэнерго», станция по выработке электроэнергии была лучшей среди атомных станций Минэнерго СССР. Активно велось строительство третьей очереди станции (пятый и шестой энергоблоки), проводились изыскания для выбора площадки под Чернобыльскую АЭС-2 с мощностью реактора в 6 тысяч мегаватт.
Ничто не предвещало беды. В начале 1986 года возникла необходимость в проведении эксперимента по исследованию возможности использования электрической энергии, вырабатываемой турбиной после прекращения подачи пара на турбогенератор (так называемый «выбег» турбины), для остановки реактора. Опыт планировали провести на Ленинградской АЭС, но ее директор категорически отказался от его проведения. Предложили провести опыт на Чернобыльской АЭС, и директор В.П.Брюханов, ранее руководивший тепловыми электростанциями, дал согласие на его проведение. Проект программы разрабатывался в Донтехэнерго — организации, не имевшей дела с АЭС.
Впоследствии А.П.Александров, академик, директор Института атомной энергии им. И.В.Курчатова, будет утверждать, что «никто в нашем институте не знал о готовящемся опыте и не участвовал в его подготовке. И конструктор реактора, стоявшего на Чернобыльской АЭС, академик Н.А.Доллежаль тоже ничего не знал об этом». Проведение эксперимента на четвертом блоке планировалось на дневное время 25 апреля 1986 года, но диспетчер Киевэнерго остановку реактора не разрешил. Каждые два часа на станции запрашивали у Киева разрешение на остановку реактора, но в ответ звучало категорическое «нет». Разрешение на проведение опыта Киев дал в 23 часа 10 минут 25 апреля 1986 года.
К часу ночи 26 апреля начали эксперимент. В ходе его проведения нарушили регламент проведения работ. Как потом напишет академик А. П. Александров, «эксперимент двенадцать раз нарушал действующую инструкцию по эксплуатации реактора».
В 1 час 23 минуты 40 секунд 26 апреля начальник смены четвертого энергоблока А.А.Акимов, поняв опасность ситуации, дал команду заглушить реактор, и старший инженер управления реактором нажал кнопку самой эффективной аварийной защиты реактора. ГРЯНУЛ ВЗРЫВ.
Через 10 лет В.Я.Возняк, руководитель оперативной правительствен-ной комиссии СССР по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, совершенно справедливо напишет, что «в ту минуту на чашу весов предстоящего поведения персонала, с одной стороны, был брошен страх, который повелевал бежать прочь из этого ада, но с другой стороны, на этой чаше оказалось человеческое мужество, ответственность за АЭС и людей, наконец, профессиональные обязанности». Ценой своей жизни сотрудники станции предотвратили разрушение соседнего, третьего, блока. Последнее, что сказал своей жене умирающий А.Ситников: «Наши жертвы не напрасны. То, что сделали наши ребята после аварии, спасло Украину, это точно. А может быть, и половину Европы еще спасли». Ценой своей жизни потушили пожар военизированный пожарный караул станции лейтенанта В.П.Правика и караул г.Припяти лейтенанта В.Н.Кибенка."

Полный текст публикации (.pdf): http://krilat.zao.mos.ru/UserFiles/File/krylatskoe_05(110)06.pdf

Мы жили заботами дня - как бывало.
Весна угрожала расцветом любви!
А зона рождалась, а зона пылала,
Раскинув коварно объятья свои.
Щетинила зона рентгенов иголки.
Калила частицами, ТВЭлами жгла.
Как мина, рванув, сеет злые осколки,
Так зона швырялась обломками зла...
А люди, оставив детей и работу,
Бросались на зону как в яростный бой!
И до седьмого, до смертного пота
Разящий рентген закрывая собой.
И зона под натиском их отступала,
Хотя и коварна была, и страшна.
Одних поражала, других заражала
И черные ставила метки она.
Но утром на подвиг людей поднимала
И в мирное время была как война.
А схватка с незримой бедой означала,
Что чашу страданий испьем мы до дна..

krylatskoe_05(110)06[1]3.doc [88.5 KIB]
Скачиваний: 526

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #53 Добавлено: 24 ноя 2009, 21:55 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Тяжкий крест Чернобыля

"...В больнице мне сказали, что Толя лежит под капельницей. Делать было нечего, так как туда никого не пускали, пришлось идти домой. А дом уже был, как разбуженный улей. Соседи сказали, что будет эвакуация. Я собрала в сумочку документы.
Вечером снова ходила в больницу, там висело объявление, что навещать больных нельзя, запрещались передачи. А в городе в этот выходной было весело и обычно, волновались только те, у кого кто-то попал в больницу.
Вторую ночь я совсем не спала, в ожидании чего-то ходила от окна к окну. Дети спали одетыми. Радио было включено на всю громкость, но никаких сообщений не было. Потом ночью по квартирам ходили медики, раздавали таблетки. Об эвакуации не говорили.
Утром к нам зашел незнакомый человек и сказал, что Толю увезли в Москву, просил не волноваться. Тогда я стала думать о детях. Ведь мы все были в полном неведении о том, что происходит в городе...
В час дня прозвучало сообщение об эвакуации. Собираться было трудно, в это время сыну было только четыре месяца, дочке два года. Помог мой брат, хотя я особенно ничего с собой не брала. Собравшись, два часа ожидали на улице».

http://www.unecha.net/htm/history/history16.htm

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #54 Добавлено: 24 ноя 2009, 22:01 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Черная боль эпохи

«Белорусский дневник» физика-ядерщика о Чернобыльской катастрофе

В апреле у нас, христиан, много светлых праздников. Но есть одна чёрная дата, которую также нельзя забывать. 26 апреля случилась самая страшная техногенная катастрофа в истории человечества. Спустя годы случившееся осознаётся как Божье наказание за атеизм технического века. Впрочем, и в те апрельские дни некоторые задумывались о духовном смысле произошедшего. Перед вами дневник учёного, православного человека. В ту пору, за два года до «второго Крещения Руси», как называют феномен 1988 года, среди интеллигенции было ещё мало верующих. Судьба же автора дневника сложилась так. В 1970 году Владимир Яцкевич закончил Московский физико-технический институт по специальности «ядерная физика» и распределился в Белоруссию, на родину своих предков. Сначала работал в г. Гомеле на предприятии оборонного профиля. Крестился в 1976 году в возрасте 29 лет – крёстным стал родственник жены Кирилл Иванович Вальков, профессор, математик из Санкт-Петербурга (стихи его приводятся в конце дневника). С женой тайно обвенчался в те же годы, будучи преподавателем Гомельского университета. Через пять лет после Чернобыльской катастрофы переехал в Вологду на родину жены. Владимир Антонович – профессор Вологодского педагогического университета, доктор технических наук, автор более 80 научных книг, статей, изобретений. Наша газета четырежды публиковала его рассказы, последний – Спасительное воспоминание («Вера», № 574).

Свой дневник автор предварил справкой:

«Авария на Чернобыльской АЭС произошла в ночь с 25 на 26 апреля 1986 года, когда ошибочные действия операторов привели к мощному тепловому взрыву, разрушившему корпус реактора. Столб графитовой пыли и дыма, достигавший километровой высоты, висел над реактором 10 дней. В результате в атмосферу были выброшены радиоактивные вещества, общая активность которых в 90 раз больше, чем у атомной бомбы, взорванной над Хиросимой. По охвату территории эта авария не имеет себе равных: от Абхазии до Швеции, от Карпат до Калуги – везде обнаружились земли, загрязнённые радиоактивностью.
В ликвидации Чернобыльской аварии принимало участие более 300 тысяч человек. Об их судьбе написано немало, здесь речь пойдёт о другом. Я хочу предложить читателям выдержки из своего дневника 23-летней давности. В то время я жил в г. Гомеле, областном центре с полумиллионным населением, который, как и многие города Белоруссии, был накрыт чернобыльским облаком. К своим старым записям я кое-где добавил комментарии, они выделены скобками».

* * *

26 апреля 1986 г. Суббота. Тёплый солнечный день. Утром всей семьёй сели в машину и через полчаса были на Мельниковом лугу. Деревья стоят уже в зрелой листве, на земле нежная травка. Вода в реке ещё по-весеннему мутная. Поиграли в мяч, набрали молодого щавеля, завтракали на высоком берегу под дубами. Дочки резвились как котята. Хорошо бы приезжать сюда почаще. (Эта прогулка на много лет стала нашим последним доверчивым общением с природой.)
27 апреля. Вчера по Би-би-си услышал об аварии на атомной электростанции где-то на Украине, а сегодня, на удивление, о том же говорит Москва. Сообщают о жертвах среди персонала и возможной эвакуации жителей города Припяти. Нашёл на карте этот городок и измерил расстояние от него до Гомеля. По прямой 140 км. Далеко, не долетит. Успокоил своих. И всё-таки Елена Степановна (тёща) решила наш щавель выбросить. Я хотел возразить, но вспомнил, как вчера, возвращаясь из гаража, попал в странный песчаный вихрь. А ведь и вчера, и сегодня дует сильный ветер с юга.
29 апреля. Оказывается, в лаборатории общей физики есть детектор гамма-излучения, правда стационарный. Проверял свою одежду, обувь. Сильно фонят ботинки (как раз в них я попал в песчаный вихрь), снял их, долго мыл тряпкой под краном в раковине – фон уменьшился, но не намного. Вышел к своей машине, потёр тряпкой крышу, вернулся и поднёс тряпку к детектору. Фон такой, что удивился даже лаборант. Машину надо срочно мыть, а ботинки придётся выбросить. Видимо, пыль въелась в пористую подошву.
30 апреля. Явной паники нет, но люди озабочены. Расхватывают минеральную воду в магазинах. По местному радио выступал специалист по радиационной безопасности, советовал держать форточки закрытыми, делать йодную профилактику (капля йода на полстакана воды). Тем не менее завтра всех гонят на первомайскую демонстрацию. Как куратору группы, мне надо явиться, проверить наличие студентов и получить транспаранты. (Я работал тогда в университете доцентом кафедры радиофизики.) Приду вместе с дочкой, но убежим из колонны в церковь: завтра Великий Четверг.
9 мая. Ползут упорные слухи, что может рвануть ещё раз и что городское начальство вывозит свои семьи. Сегодня были, как обычно в День Победы, на кладбище – на могиле отца. Были поражены безлюдностью – ведь обычно в этот день здесь толпы людей. Стало как-то не по себе.
15 мая. В магазинах плохо с молоком. Иногда выставляют бутылки с надписью, что молоко «только для взрослых». Люди смотрят оторопело, пытаются понять, что это значит. А значит это то, что радиационный контроль не дремлет.
Вокруг Припяти ограждают территорию радиусом 30 км, откуда будут отселять всех. В неё попал и райцентр Чернобыль. (Всего было отселено 140 тыс. человек.) Взял учебник по радиационной безопасности. Эту науку мы не проходили, тогда об опасности радиации не было и речи. (Я закончил физико-технический институт по специальности «ядерная физика», но в дальнейшем работал в другой области. Ядерная физика – это фундаментальная наука, изучающая строение материи. К сожалению, у неё есть уродливое детище – ядерная энергетика, которая возникла как побочный продукт военных технологий.)
20 мая. Через город едут колонны автобусов с зажжёнными фарами: развозят бедных детишек по всей России – подальше от радиации. Кроме выпускных классов.
Отправили и мы своих дочерей с Еленой Степановной на её родину – в Вологодскую область. В начале июля мы тоже приедем туда и проведём лето в деревне.
На вокзале видели переселенцев, много стариков. Сидят на своих узлах, вид подавленный. Жалко их до слёз. Ведь пережили страшную войну, оккупацию и уже ничего плохого от жизни не ждали. Но нет, под старость, когда так хочется покоя, надо бросать своё жилище и куда-то переезжать.
25 мая. Ходишь по улицам города и чувствуешь: что-то не то. Потом начинаешь понимать – город остался без детей. Становится жутковато. А ведь недавно смотрел с дочками диафильм-сказку «Гамельнский крысолов», где герой сначала вывел из города крыс с помощью волшебной дудочки, а когда ему не заплатили положенного, из мести вывел из города всех детей. Странная близость названий: Гамельн – Гомель.
28 мая. Ходили в церковь на вечернюю службу. Наверное, никогда не забуду безумное лицо молодой женщины, которая без конца повторяла одну и ту же фразу: «Верните мне мою землю!» А земля её мертва, огорожена колючей проволокой, и будет мертва ещё 200 лет.
3 июня. Вчера приезжал академик Велихов, я слушал его выступление. Говорил, что в середине мая была опасность возникновения неуправляемой цепной реакции, а значит – и настоящего ядерного взрыва. Но теперь всё позади. Рассказал, как с вертолётов бросали в дымящий реактор мешки с песком и свинцом, но перестарались – треснул фундамент. Если радиоактивность протечёт в реку, то Киев останется без воды. Начали делать саркофаг. Сказал, что доза, полученная жителями Гомеля, небольшая, не более 0,5 рентгена, и в дальнейшем будет не более 0,5 рентгена в год. А вот он сам, ещё до аварии, получил 5 рентген, и ничего страшного. Сказал: не поддавайтесь радиофобии.
Лукавит академик: его доза – за счёт внешнего облучения, а у нас – внутреннее облучение, которое мы получаем за счёт радиоактивной пищи и вдыхаемой пыли. Разница по воздействию на организм – огромная.
(Сразу после аварии жители получили облучение за счёт радиоактивного изотопа йода, и с тех пор заболеваемость щитовидной железы подскочила в несколько раз. В последующем огромные территории оказались стабильно загрязнёнными долгоживущими радионуклидами (цезием-137 и стронцием-90) с периодом полураспада около 30 лет. Эти элементы накапливаются в растениях и животных, вовлекаются в биологический цикл. Попадая в наш организм через пищу и дыхание, они многие годы не выводятся из него, облучая его изнутри. Меры по дезактивации местности оказались практически бесполезными. Не эффективна также пропаганда мер безопасности среди населения, поскольку человек не может жить в отчуждении от природы. В итоге, несмотря на кажущиеся небольшими дозы, произошло возрастание заболеваемости среди жителей загрязнённых территорий.)
5 июня. Мой коллега, преподаватель, изготовил портативный дозиметр и делал измерения у себя на даче. Радиационный фон 40-50 мкР/час (при норме не более 20). Не знает, что делать с небывалым урожаем клубники. Хорошо, что мы ещё не обзавелись дачей. (Дозиметр измеряет гамма-излучение в воздухе, что позволяет оценить полученную человеком дозу внешнего облучения. Для измерения радиоактивности продуктов нужен более сложный прибор – радиометр.)
А дозиметр всё-таки делать надо. Главное – достать гейгеровскую трубку, а электронику сделать нетрудно. Звонил друзьям в Курчатовский институт, в Протвино, просил эту самую трубку. Нет, уже всё поразбирали. Не я один интересуюсь радиацией.
10 июня. В Киев съехались врачи – спасать умирающих от лучевой болезни. Пресс-конференция. Знаменитый специалист по пересадке костного мозга, вид очень довольный, американская улыбка, в шортах и почему-то в шлёпанцах на босую ногу.
25 июня. Судят руководство АЭС. Картина проясняется. Операторы в ночную смену проводили запланированные кем-то в центре испытания, но им мешала аварийная защита, которая срабатывала и гасила мощность, и они её отключили. Это была роковая ошибка. На неё наложилась случайность: позвонил диспетчер из Киева и попросил прибавить мощность, что они и сделали. Когда начался перегрев реактора, они включили защиту, но было поздно: реактор пошёл в разнос. Взрыв разрушил зал управления, сорвал крышу реактора. Что думали перед смертью эти два человека, когда ночью дразнили запертого в бетонные стены джинна, мощность которого миллион киловатт?
Пожарные стали следующими жертвами. Они делали то, что должны делать пожарные: встали у открытого жерла реактора и лили в это адское пламя воду из шлангов. Конечно, противорадиационных костюмов у них не было, да и не спасёт никакой костюм от реакторных нейтронов. Все 29 человек умерли в течение недели. В медицинском справочнике прочитал об остром радиационном поражении – это мучительная смерть: рвота, сильная головная боль, красная кожа, высокая температура.
10 сентября. Открылся доступный всем пункт радиационного контроля продуктов. Картошка и другая огородина в окрестностях Гомеля, кажется, в пределах нормы. Хуже с дарами леса. Знакомый набрал белых грибов и носил проверять. Ему сказали: «Ваши грибы надо закопать на глубину не менее метра». Та же ситуация и с рыбой. А вот сосед по дому говорит: «Я ни в какую радиацию не верю. Я и в лес хожу, и на рыбалку, а грибов и ягод запасли – на всю зиму хватит». (Сосед и его жена умерли в 1991 году. Им было около пятидесяти лет.)
12 сентября. Рассказ воспитательницы детского сада из города Хойники. «Стараемся держать детей в помещении. На прогулке то и дело кричишь: “Дети, на траву не садиться. Ёлочку руками не трогать, там радиация”».
15 сентября. Привёз из Ленинграда гейгеровскую трубку (подарил знакомый из ЛГУ). Очень толковый оказался у меня студент-дипломник: сам нашёл схему и сделал дозиметр с цифровой индикацией в корпусе от переносного приёмника. Вчера вместе калибровали его на эталонных источниках.
В центре города уровень радиационного фона 25 мкР/час, на окраинах больше. У нас в квартире – 30. Это теперь считается нормой. Жить можно.
20 сентября. Золотая осень. Удивительно ласковое солнце. Поехали на Мельников луг. Сели под нашими дубами, я положил дозиметр на землю и через минуту он высветил показание: 70 мкР/час. Пошли искать другое место и нашли почти чистое: как у нас в квартире. Я, как сталкер из фильма Тарковского, водил жену и детей по местам, загубленным пришельцами из чужой цивилизации. Побродили по берегу реки. Как гордились гомельчане, что Сож – самая чистая река в Европе! Назад ехали унылые. Молчали даже дети. Может быть, к следующему лету станет чище. (Стало, но не намного. Радионуклиды перемешались, распределились более равномерно, но никуда не делись.)
1 октября. Опубликовали карту загрязнения территорий. Конечно, большая часть радиоактивности попала на Белоруссию. Случайно ли это? В Белоруссии совсем немного храмов. В таком крупном областном центре, как Гомель, небольшой храм, в котором всегда тесно.

(Многострадальная земля! Большевики задумали сделать её первой безрелигиозной республикой. К лету 1939 года на территории Белоруссии не осталось ни одного официально действующего православного храма, даже обновленческого. Почти все священники, в том числе епископы, были расстреляны, и вплоть до лета 1941 года богослужения нигде не совершались, за исключением двух катакомбных церквей: в Гомеле и Могилёве.)
А вот Чернигов, судя по карте, остался чистым, хотя он гораздо ближе к Припяти. Я вспомнил наши поездки в Чернигов. Белокаменные храмы времён Киевской Руси стали музеями, в них всё кажется чуждым, даже иконы. И когда после этого холодного великолепия попадаешь в небольшой действующий деревянный храм, то поражаешься царящей в нём благодати. Оказывается, там лежат мощи святителя Феодосия Черниговского. Не его ли молитвами радиацию пронесло мимо города?

30 октября. Конечно, Гомель переселять не будут. Город отнесён к «зоне добровольного отселения». Жители постепенно успокоились, получают небольшую доплату, которую прозвали, конечно же, «гробовыми». В окрестностях города примерно определены места, куда ходить не следует. Идёт постоянная проверка продуктов, почвы, воды, воздуха. Но как мучительно человеку жить в мире, где каждая былинка, каждый кустик кажутся врагами.

* * *

Хочу завершить свой дневник стихотворением, которое написал мой крёстный, профессор математики Кирилл Иванович Вальков, глубоко переживавший нашу общую беду:

Чёрная быль России, чёрная боль эпохи,
Чёрные траектории кровавых атомных стрел.
Неба, на них распятого, огненные всполохи,
Чёрной земли обугленной последний почти удел.
Белых больничных коек международная выставка,
Чёрные крылья воронов, слетающихся на пир.
Братья наши и сёстры, если вы можете выстоять,
Дайте костного мозга, чтоб нам возвратиться в мир.
В мир, где шумят заседания, где длятся пресс-конференции,
Где скачут в свете юпитеров упитанные слова,
Где меряют путь к спасению параграфами конвенций,
Где в щели этих конвенций погибель наша вползла.
Папы наши и мамы, знали ли вы, что делали,
Когда без креста призвали нас на этот огненный крест?
Бегите теперь к слетевшимся, стучите в халаты белые,
Молите их о спасении, если спасение есть.
Хоть каплю крови подайте нам или воды немного.
Но только той чистой, истинной, не знавшей нашей беды.
Пока мы чернеем медленно, зовите на землю Бога,
Бегите травой заросшею, ищите Его следы.
Быть может, ещё сумеете взобраться на колокольни,
Быть может, ещё успеете ударить в колокола.
О, наши братья и сёстры, нам очень страшно и больно.
О, сделайте землю такою, какою она была.

Полный текст публикации: http://rusvera.mrezha.ru/585/11.htm

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #55 Добавлено: 06 дек 2009, 15:57 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Чернобыль: сердца моего боль…
Воспоминание о будущем
Александр АНИСИМОВ

С Чернобылем я "познакомился" 1 мая 1986 года. Как "пламенный революционер" и по совместительству пионервожатый столичной 77-й школы я шествовал во главе колонны учащихся Печерского района столицы, созданной из лучших учеников, дабы приветствовать руководителей партии и правительства УССР в День международной солидарности трудящихся. Колонну выстроили еще в районе Рогнединской улицы. Когда первый ребенок упал в обморок (примерно там, где нынче "Новый проезд" на Бессарабке), дежуривший на мероприятии врач вежливо сообщил, что это "в порядке вещей", мол, дети нервничают, да и день слишком жарким выдался. День действительно был не по-весеннему горяч. Все время хотелось пить, а на губах и языке ощущался привкус металла...Второй "нервный" рухнул на асфальт возле Бессарабского рынка. Диагноз врач повторил без заминки. Мы прошли по помпезному Крещатику мимо правительственных трибун, приветствуя Владимира Васильевича Щербицкого сотоварищи. Развевались на отчаянном ветру знамена правофланговых пионерских и комсомольских организаций района… Как позже удалось узнать, уровень радиоактивного фона в тот день превышал все мыслимые нормы в тысячу раз!

Начало
Телефонный звонок в три часа ночи вряд ли может обрадовать. Тем не менее нетрезвый голос поинтересовался: "А не "почернобыльничать" ли нам?" Времени на раздумья не было, и я ответил утвердительно. Так начался мой "чернобыльский роман", который длится почти двадцать лет. Причиной ему — замечательный человек — офицер МВД Александр Викторович Наумов, о котором не раз упомяну здесь "незлим тихим словом". Но до первой поездки в Зону еще было далеко. Во время очередного этапа велогонки мира я все еще находился в Киеве и даже помог представителю Монголии выиграть промежуточный финиш! А дело было так. На бульваре Леси Украинки не оказалось наблюдателей. Не было и телекамер. Когда выбившийся из сил "брат монгол" "долав" этот сложнейший этап пути, я со своим товарищем помог несчастному азиату. С полкилометра мы толкали его двухколесную машину вверх, а далее все пошло как по маслу. Наш велосипедист выиграл промежуточный финиш впервые в истории этого азиатского государства. О чем и раструбили репродукторы, установленные в центральной части Киева. Вот уж не знаю, помнит ли сей выдающийся спортсмен об этом? Победа малоизвестного гонщика объяснялась еще и тем, что в целях безопасности ведущие спортивные страны мира своих велосипедистов в Киев не пустили. "Правда" и "Время" обозвали их поступок паникерским.
Меж тем обученные чуть что слушать "вражьи голоса" киевляне уже знали, что произошло нечто ужасное. В городе началась паника, в особенности на вокзалах и автостанциях. Билеты сделались страшным дефицитом, многие проявляли чудеса, добывая их для эвакуации своих детей или выбираясь из города при помощи взяток, хитрости и обмана.
В моей школе, несмотря на героические усилия дирекции скрыть правду, она проявилась в том, что как-то перестали приходить на занятия дети больших шишек. К слову, школа-то учила многих детей и внуков первых лиц государства, в том числе и внука Щербицкого. Дозиметр в кабинете военного дела явно зашкаливал. В специальные ведомости по учету уровня радиации каждый день вносились в десятки раз уменьшенные цифры. Получалась вполне приличная радиационная обстановка. Учеников эвакуировали в Рыбаковку Николаевской области только 18 мая. Уехали далеко не все. Многих куда-то самостоятельно вывезли родители.
Город опустел. Без детей и женщин он выглядел тоскливо. Мужики "отрывались" с помощью красного вина, коего весьма кстати завезли в огромном количестве. Отмечу, что пьяных в классическом понимании не было. Все-таки мужчины умеют мобилизоваться, да и, возможно, переживания за судьбы семей не давали скатиться в пропасть.

"Чужой беды не бывает"
В Чернобыль я попал поздней осенью того же года и с тех пор бываю там по нескольку раз в году. Что-то напоминающее чувства сталкеров Тарковского пробуждается во мне каждый раз. Иногда грущу и плачу, видя очередное проявление надругательства над этой несчастной землей и сотнями тысяч жителей Полесья…
В Термаховку Иванковского района Киевской области, где квартировал один из батальонов милиции, мы прибыли на видавшем виды милицейском "уазике". Офицер Наумов — балагур и кумир всего отделения — сразу же устроил товарищеский ужин в столовой. Повар тетя Поля накрыла отменный стол. А дальше мы въехали в зону катастрофы, и все поблекло перед увиденным и услышанным.
Если сравнивать тогдашнее состояние населенных пунктов с нынешним, то поразишься тому, как человечество умеет нажиться на чужом горе. В первые годы после аварии в домах сохранялась утварь и мебель, личные вещи людей, вынужденных покинуть зараженные места, письма и фотографии, иконы и такие традиционные для Полесья вышитые рушники… Сохранялся и провиант — закрытые банки домашней тушенки, соления, сало, сушеные грибы. А затем начался грабеж. Несмотря на огромное количество военных и милиции, из Зоны, окруженной колючкой, вывозилась машинами не только чужая мебель, но и все, что можно было похитить. Имущество, оставшееся в Зоне, после выплаты жалкой компенсации переселенцам уже не имело ценности, а значит по закону за мародерство к ответственности нельзя было привлечь никого. Не сомневаюсь, что грабеж годами происходил при непосредственном участии милиции, ведь по всему периметру Зоны была включена сигнализация и установлены капитальные КПП и блокпосты. Сам город энергетиков — Припять — имел собственный периметр охраны, равно как и десятикилометровая зона отчуждения. То есть воровать в таких масштабах можно было только при покровительстве нечестных на руку стражей порядка. Справедливости ради скажу, что большинство милиционеров вели себя достойно и выполняли свой долг согласно присяге и высокой моральности. Ну а ублюдков достаточно среди любой категории служащих.
Милиция помогала несчастным как могла. Уже после возвращения в зону отчуждения "самоселов", а таких поначалу было полторы тысячи, милиция была единственным представителем власти. Она делилась с ними хлебом, табаком, медикаментами, помогала им решать свои вопросы, ведь старики (а именно они по преимуществу вернулись на родную землю) не могли самостоятельно выехать в тот же Иванков, куда перевели руководство бывшего Чернобыльского района.
Летом и осенью 1986 года в Зоне производили массовый отстрел домашнего скота, птицы, собак. Это было чудовищной, но, как утверждали ученые, необходимой мерой предосторожности.

Герой по имени Уран
Знаменитый на всю округу бык по кличке Уран (как нарекли его военные) эвакуировался с несколькими телками в лес. Его обошла горькая участь соплеменников. Ученые, когда одичавшее стадо обнаружили спустя несколько лет, решили провести научный эксперимент. Так Уран и все его обширное семейство поселились на заброшенной колхозной ферме в Новошепеличах под Припятью и долгое время беспечно жили ради науки…

Город энергетиков Припять охранялся милицией усиленно. Каждый дом находился под сигнализацией, в квартирах сохранялось добро. Сейчас в этих домах нет ничего. С корнем вырвали все, что могли, включая гвозди! Зараженная радиацией мебель, сантехника, даже паркет и моторы лифтов выехали в неизвестном направлении и, вероятно, в большинстве своем проданы не подозревающим о смертельной опасности людям. С частных домов сняли даже шифер, который набрал такое огромное количество радиации, что даже называть цифру страшно.
Припять не была бедным городом. На 47 тысяч его населения приходилось несколько тысяч автомобилей. Первоначально для этих машин вырыли длиннющие траншеи. Их поместили туда и растоптали мощными тракторами. После чего засыпали траншеи землей. Увидев эти траншеи разрытыми спустя год, я обнаружил, что все, что могли снять с несчастной техники, уже отсутствовало. Позднее в неизвестном направлении исчезли даже покореженные кузова. Достаточно сказать, что это был очень грязный металл, ведь братская автомогила была устроена в непосредственной близости от разрушенного реактора, в зоне прямой видимости, в районе гаражного хозяйства Припяти, у городского кладбища и у станции Янов местной железнодорожной ветки, где и сегодня бета-фон впечатляет…

Мародеры
Отдельная тема Чернобыля — "черные" археологи и всяческие этнографические экспедиции. И те, и другие нанесли невосполнимый урон этой многострадальной земле, практически занимаясь мародерством. Весьма патриархальный уклад жизни полищуков (жителей украинского и белорусского Полесья) оставил множество интереснейших предметов материальной культуры. Всевозможные вещи, кустарно сделанные из дерева, нехитрый реманент, некоторые образцы которого пережили не одно поколение хозяев, народные иконы и вышивки исчезли и, за редким исключением, оказались не в музейных коллекциях, а Бог знает где.
К поставарийным трагедиям добавлялись и другие, вызванные дичайшим пренебрежением нормами радиационной безопасности. Сам видел, как бойцы-ликвидаторы уминали сухой паек, спасаясь от палящего солнца в тени смертельно опасного "рыжего" леса.
Когда раз в год, а именно "на гробки", в Зону разрешили организованный заезд бывших жителей, это добавило массу неприятностей. Под впечатлением зрелища поруганной земли, разграбленных усадеб и заросших сорняком погостов некоторые жители (не без помощи "оковытой") попросту поджигали свои бывшие дома. Так вот сгорел лес, непосредственно примыкавший к селу Опачичи. Да и половина села ушла в небытие, словно Хатынь, оставив на память о себе лишь руины печей…
Печальна история "моста смерти", который построили над железнодорожными путями. Он соединяет территорию ЧАЭС с городом Припять. Те милиционеры, которые охраняли мост с подветренной стороны, уже умерли. Те же, кто нес вахту со стороны Припяти, остались живы.
Непосредственно возле здания Чернобыльского отдела милиции росла сосна, в которой поселились совы. Кто-то захотел ее срезать, но милиционеры не дали и спасли совиную семью. В этом принял участие офицер МВД Василий Фатхутдинов, возглавлявший отдел в самые тревожные чернобыльские годы, человек высокой морали и нравственности.
Неподалеку от села Рудня Вересня пару лет назад я увидел черных аистов — уникальных птиц, занесенных в Красную книгу. В Зоне нынче много дичи: кабаны и волки, лоси, олени, зайцы, бобры и еноты. Их наблюдаешь постоянно. Звери не чувствуют опасности. Пренебрегают ею и браконьеры: охотники и рыболовы. Кто знает, откуда попадает на наши столы дичь и рыба? Не сомневаюсь, что во многих случаях — именно оттуда. Не говорю уже о грибах и ягодах.
Могильники Зоны, коих здесь сотни, равно как и площадки "временного" хранения зараженной техники, осквернены и разграблены. Деградацию наблюдаю каждый раз. Все меньше и меньше остается металла в той же Росохе, где "временно" хранится бронетехника, пожарные машины и даже боевые вертолеты, нахватавшиеся смертоносных доз радиации. Становится страшно. Это "временно" длится уже почти два десятилетия, каждый год куда-то исчезают тонны металла.

Эпилог
Конечно же, у Зоны есть хозяин — Министерство по чрезвычайным ситуациям Украины — организация крепкая и небедная. Естественно, у Зоны есть и охрана. Ее обеспечивает МВД, в настоящее время активно борющееся за честь мундира. И все-таки что-то здесь не так. Думается, стоит пересмотреть ряд законов, чтобы усилить ответственность тех, кто охраняет Зону. Неплохо бы разобраться и с ее границами. В некоторых ее районах уровень радиации ниже, чем в Киеве. В населенных ныне пунктах вне "тридцатки" — в северо-западном направлении — фоновые уровни зачастую значительно превышают и без того заниженные кем-то допустимые. Возможно, настал момент вдохнуть в Зону жизнь, вернув в хозяйственный оборот некоторые ее земли, проживание на которых нынче безопасно? Больно видеть сорняк высотой в человеческий рост на некогда плодородных землях, заболоченные угодья, дававшие жителям этого красивейшего кусочка украинской земли пищу и кров над головой. "Можно много построить, и столько же можно разрушить, ничего не построив взамен", — констатировал Иосиф Бродский. Но есть и другая сентенция. Одна гласит: "Отпускай хлеб свой по водам, ибо по прошествии многих дней опять найдешь его".

Источник: http://www.telegrafua.com/259/history/4073/

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #56 Добавлено: 06 дек 2009, 17:16 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Награды пожарной охраны - Чернобыль. Как это было?

Бойцы первого эшелона... Весенняя теплая украинская ночь, которая как война провела черту для сотен тысяч людей. 28 человек ценой своей жизни и здоровья не дали этой черте стать рубежом для миллионов. К сожалению подвиг забывается быстро и уже почти никто не помнит никого кроме Правика и Кибенка... Современной молодежи это не нужно, а напомнить ей некому. ХХI век на дворе!

Первый взрыв встряхнул тишину ночи в 1 ч 23 мин 40 с, второй прогремел несколькими мгновениями позже. Этот момент с точностью до секунды был установлен уже потом по данным записей ЭВМ и других контрольных устройств.
Сигналы тревоги почти одновременно прозвучали в ВПЧ по охране АЭС и в СВПЧ-6 г Припять, подняв на выезд дежурные караулы. Был 1 ч 28 мин С этого момента начался отсчет времени короткого, но яркого подвига советских пожарных, в котором сплавились воедино мужество, преданность долгу, моральная стойкость и великое самопожертвование.
Первый караул из пожарной части по охране АЭС под командованием лейтенанта Владимира Правика прибыл к аварийному энергоблоку меньше чем через две минуты после тревожного сигнала. Еще подъезжая к разрушенному корпусу, Правик передал по рации. «Виден огонь. Есть разрушения» и подвердил третий номер вызова, согласно которому к месту аварии должны были направляться дополнительные силы из других городов и районов. Став первым руководителем тушения пожара, Правик сумел быстро оценить обстановку и принять правильное решение задержать распространение огня в направлении соседнего энергоблока и начать тушение кровли машинного зала. Первые рукавные линии были проложены именно к этим очагам горения, и ствольщики приступили к их тушению. 1 ч 35 мин, т е. через пять минут после приезда первого караула, на помощь прибыло подразделение СВПЧ-6 во главе с лейтенантом Виктором Кибенком. Преодолев несколько километров, отделявших их часть от АЭС, пожарные с ходу вступили в битву с огнем Дополнительные стволы от машин были поданы на крышу машинного зала и вспомогательного корпуса, разделявшего третий и четвертый энергоблоки Именно они на­али тушить самый опасный в отношении радиации очаг пожара вблизи разрушенного реактора.
В решительную схватку с огнем первыми вступили 28 пожарных. Они упорно шли в наступление на огонь, невзирая на сложность работы вблизи разрушенного реактора, среди раскаленных радиоактивных обломков. Они понимали, что находятся в зоне повышенной радиации, хотя точного ее уровня в тот момент и не знали. Впрочем, если бы этот уровень и был им известен, вряд ли у кого появилась бы мысль отступить: слишком велика была ответственность.
А к станции продолжали прибывать подкрепления: пожарные подразделения из Чернобыля, из других расположенных поблизости населенных пунктов, собрались все пожарные из Припяти, кто в ту ночь был свободен от дежурства. Приехал начальник пожарной части по охране АЭС Леонид Телятников, сразу принявший на себя руководство тушением пожара. К месту аварии спешили пожарные части Киева и Киевской области.
Но положение оставалось сложным. Любое мгновение могло стать решающим, на счету была каждая секунда. Поэтому и действия пожарных были спрессованы во времени. Вновь прибываю­щие пожарные машины быстро устанавливались на гидранты, через рукавные линии подключались к сухотрубам системы противопожарной защиты, автолестницы обеспечивали подъем пожарных на крышу машинного зала и вспомогательного корпуса. Там, где внутренний водопровод в результате взрывов оказался поврежденным, прокладывались дополнительные рукавные линии. Стационарные лафетные стволы использовались для тушения очагов огня и охлаждения несущих металлических конструкций, чтобы предотвратить дальнейшие разрушения.
Прибывающий личный со­став направлялся на замену выбывающих из строя бойцов. Основные усилия по-прежнему были направлены на тушение основных и наиболее опасных очагов пожара на кровлях машинного зала и вспомогательного корпуса. На этом этапе было задействовано 8 пожарных автомобилей, из них 4 авто­цистерны и 2 автонасоса.
Критическое положение все еще сохранялось в зоне аппаратного зала четвертого блока, почти на верхней отметке реакторного корпуса, высота которого более 70 м. Рухнула часть крыши над реактором, деформировались от взрывной волны несущие конструкции, ядовитый дым от горящих покрытий стелился над всей площадью пожара, уже охватившего мно­гие десятки квадратных метров.
Не менее угрожающим участком оставались подступы к соседнему энергоблоку со стороны вспомогательного корпуса. Трудно представить себе последствия, которые повлекли бы за собой распространение огня и возможное обрушение кровли, если бы пожарные буквально не заслонили собой третий энергоблок.
Именно сюда Л. Телятников направил все силы, назначив командовать ими лейтенантов В. Правика и В. Кибенка. И только когда стало ясно, что путь огню к третьему блоку надежно перекрыт и пожар ему уже не угрожает, часть пожарных была переброшена в машинный зал для оказания помощи в тушении еще горевших участков возле турбины.
Более полутора часов пожарные боролись с огнем в условиях мощного радиационного излучения, в токсич­ной атмосфере сильного задымления, на высотах от 12 до 70 м при постоянной угрозе обрушений. И все-таки они сумели на большинстве участков локализовать или полностью ликвидировать пожар. В 2 ч 15 мин были локализованы последние очаги горения на крыше машинного зала. К этому времени из Киева уже прибыла оперативная группа областного управления пожарной охраны, продолжали прибывать пожарные подразделения. В общей сложности к утру в зоне аварии было сосредоточено 37 пожарных подразделений, насчитывавших 240 человек личного состава, и 81 единица пожарной техники. Была налажена дозиметрическая служба, позволившая определить наиболее опасные в отношении радиоактивности участки. Теперь уже задача состояла не только в том, чтобы быстрее потушить оставшиеся очаги пожара, но и уберечь от поражения радиацией как можно больше людей. Поэтому в опасную зону были введены, главным образом для замены пострадавших пожарных, строго ограниченные силы, обеспеченные дополнительной защитой, которые и сумели окончательно локализовать пожар к пяти часам утра и полностью ликвидировать его в 6 ч 35 мин. В общей сложности на его ту­шение было затрачено около пяти часов, что при подобных условиях и количестве людей можно считать рекордным временем.

Источник: http://www.fire01.narod.ru/content/nagr ... rn-kak.htm

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Документы, публикации
Сообщение #57 Добавлено: 15 дек 2009, 14:38 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
2006 г. http://www.regnum.ru/news/ecology/630530.html

Чернобыль - первый национальный бренд Украины: украинские СМИ о трагедии

В канун 20-летней годовщины аварии на ЧАЭС в Киеве прошла Международная конференция "Двадцать лет Чернобыльской катастрофы. Взгляд в будущее", в рамках которой президент Украины Виктор Ющенко провел встречу с послами стран "Большой восьмерки" и главой представительства Европейской Комиссии. Виктор Ющенко призвал открыть "всю правду о Чернобыле", соответственно в наборе заголовков украинских СМИ преобладает "Правда о Чернобыле", и - как вариант - "Мифы Чернобыля".

Под "шапкой" "Правда о Чернобыле" сетевой "Форум" со ссылкой на главу СБУ Игоря Дрижчаного сообщает, что отныне снят гриф "секретно" с некоторых документов государственного архива Службы безопасности Украины, относящихся к участию подразделений Комитета государственной безопасности (КГБ) УССР в ликвидации последствий аварий на Чернобыльской АЭС. "В частности, гриф "секретно" в 2006 году снят с таких документов: График динамики радиационного фона в городе Киеве 30 апреля - 2 мая 1986 года; Справка 6-го Управления КГБ УССР о радиационном состоянии в зоне аварии 1 мая 1986 года; Справка о состоянии радиационного загрязнения в УССР 16 октября 1986 года; Рапорт ответственного дежурного КГБ УССР В.А.Тадли руководителю КГБ УССР И.С.Мухе о гибели Ми-8 в зоне 4-го реактора ЧАЭС 2 октября 1986 года; Справка 6-го Управления КГБ УССР о состоянии лесных массивов в 30-и километровой зоне отчуждения вокруг ЧАЭС 9 октября 1986 года". Репортаж о "торжественном рассекречивании" поместил киевский "Коммерсант": Выставочный зал был пуст, зато из соседнего помещения периодически доносились жизнерадостные возгласы "Служу народу Украины". По случаю рассекречивания документов и 20-й годовщины аварии на ЧАЭС глава СБУ Игорь Дрижчаный награждал грамотами и орденами ветеранов КГБ, принимавших участие в расследовании причин аварии на ЧАЭС. Не обошлось без инцидентов: "Торжественное мероприятие закончилось небольшим конфликтом между журналистами и главой СБУ. Когда господин Дрижчаный после фотографирования с ветеранами прошел в соседний зал, где были выставлены документы, журналисты стали спрашивать его, почему документы были рассекречены только теперь. "Нельзя так просто объяснить, почему",- ответил глава СБУ. Вопрос был повторен снова. На этот раз глава СБУ неожиданно резко сказал, что не намерен отвечать на такой вопрос, после чего его пресс-секретарь также резко попросила задавать такие вопросы начальнику отраслевого госархива СБУ Александру Богунову, который в другом конце зала пытался ответить журналистам на тот же вопрос. После того как главу СБУ еще раз спросили о причине рассекречивания документов только теперь, он с раздраженным видом отодвинул от себя микрофоны и направился к выходу из зала, а пресс-секретарь принялась ругать журналистов за "некорректные вопросы". Тем временем в другом конце зала глава отраслевого архива продолжал рассказывать о том, как сберегались секретные документы. А к письменному столу с рассекреченными документами уже почти никто не подходил".

Газета "Дело" посвящает Чернобыльской годовщине большую подборку, где в частности критикуются сентябрьские 2005-го года отчеты МАГАТЭ - там "нет правды" ("очевидно, что МАГАТЭ - не нейтральный орган и его отчеты необъективны"), масштабы катастрофы сознательно занижены итд. Между тем сетевой "Обозреватель" ставит ссылку на переводную статью из американского "Project Syndicate". Здесь заголовок "Чернобыль: мифы и неправильные представления": "Двадцатая годовщина аварии на ядерном реакторе Чернобыльской АЭС, произошедшей 26 апреля 1986 года, вызывает новую волну паники и разговоров о ее последствиях для здоровья людей и окружающей среды. В такие памятные даты стало ритуалом говорить о сотнях тысяч смертельных исходов и публиковать новые доклады о повышенном уровне раковых заболеваний, врожденных дефектов и смертности в целом. Однако, это не только представляет ситуацию в ложном свете, но и наносит вред жертвам чернобыльской аварии. Все проведенные до сих пор научные исследования показали, что воздействие радиации оказалось гораздо менее пагубным, чем предполагалось.... Два десятилетия естественного распада и восстановительных мер означают, что большинство территорий, изначально считавшихся "зараженными", больше не заслуживают такого ярлыка. Помимо рака щитовидной железы, успешно излеченного в 98.5% случаев, ученые не зарегистрировали ни одной связи между радиацией и физическим состоянием людей. Где была замечена явная связь, так это в области психического здоровья. Страх радиации, кажется, представляет собой гораздо более серьезную угрозу здоровью, чем сама радиация". В подтверждение читаем на "From-ua": "Сегодня нарушения нервной и кровеносной систем - самые распространенные среди чернобыльцев (и тех, кто ликвидировал развал, и тех, кто жил неподалеку)". И далее - расхождениях в оценках: "Ученые спорят о числе жертв - одни называют цифру в 60 человек - ликвидаторы и несколько детей, которые умерли от рака щитовидной железы. Другие говорят о 50 тысячах - те, кто работал или был эвакуирован из Чернобыля, а потом покончил жизнь самоубийством, не в силах терпеть боль... и тд.".

"Трибуна" размещает большую подачу - в несколько серий - "Мифы Чернобыля". Речь о том же расхождении в оценках масштабов катастрофы и количества жертв: "Миф: от чернобыльской радиации уже умерло и продолжает умирать множество людей. Этот миф наиболее распространен и служит основой для наиболее диких спекуляций. Называются любые, самые фантастические цифры. Например, в 1999 году один российский интернет-ресурс заявлял, что "за 13 лет, прошедших с момента чернобыльской аварии, на Украине умерли от лучевой болезни 300 тысяч человек". Прямо сейчас, анонсируя свой научно-популярный фильм о Чернобыле, один западный телеканал утверждает, что в результате аварии "погибло больше людей, чем после бомбардировки Хиросимы и Нагасаки".... Правда: вот данные Научного центра радиационной медицины Академии медицинских наук Украины: В 1986 году острую лучевую болезнь диагностировали 237 пациентам. В 1989 году этот диагноз подтвердили у 134 человек. Из этих людей в 1986 году умерли 28, в 1987-2005 - 29 человек. Это - страшные трагедии для самих этих людей и их семей, но их масштаб не идет ни в какое сравнение с якобы "сотнями тысяч умерших от лучевой болезни". Что же до влияния Чернобыля на психику, то тут, утверждает автор "Трибуны", мифы заканчиваются: "Постоянное муссирование темы аварии на ЧАЭС и ее якобы ужасающих последствий стало причиной искаженного восприятия действительности у значительного числа украинских граждан, не имеющих совершенно никаких реальных оснований причислять себя к пострадавшим. Появилась множество людей с комплексом жертвы, которые считают, что государство обязано обеспечить их всем - льготами, пособиями, образованием, бесплатными путевками. В то же время, эти люди отказываются брать лично на себя какую-либо ответственность за собственную судьбу, ожидая, что всё им дать и всё за них решить должен кто-то другой. Инфантилизм и иждивенчество - отличительные черты таких людей. Этим тенденциям, к сожалению, потакает множество политических группировок и общественных организаций, так или иначе заинтересованных в раздувании темы Чернобыля в своих личных целях. Прежде всего, это нефтяные и газовые группы и их политические лоббисты, которые видят в атомной энергетике сильного конкурента и стремятся его задавить, искусственно формируя мнение о небезопасности АЭС. Это владельцы крупных промышленных предприятий, которые всегда будут раздувать последствия аварии в Чернобыле, потому что это отвлекает внимание общественности от чадящих труб их собственных заводов. Это всевозможные экологические организации, живущие за счет иностранных грантов - если исчезнет проблема Чернобыля, то исчезнет и их финансирование. Это и всевозможные благотворительные фонды, получающие и распространяющие иностранную гуманитарную помощь - если не будет великого и ужасного Чернобыля, то им нечего будет распределять, и нечего будет оставлять себе".

"Украинская правда" заключает: "За 20 лет после аварии тема Чернобыля вызывает такие эмоции, что мир, и не только научный, разделился на два лагеря: тех, кто считает, что последствия одной из самый страшных в истории человечества катастроф будут давать знать о себе в течение тысячелетий, и тех, кто уверен, что смертельной угрозы для миллионов никогда не существовало, и самое страшное уже позади".

"Вокруг Чернобыля сложилось много легенд, - так начинает "Зеркало недели" статью об исследованиях послечернобыльских генетических мутаций. - Рассказы о двуглавых чудовищах и прочих чернобыльских мутантах время от времени будоражат воображение читателей периодики. А то вдруг вихрем пронесется слух о невиданной птице-монстре, которая обитает в "джунглях" зоны отчуждения...". Впрочем, речь там кроме всего прочего о том, что монография "Популяционно-генетические последствия экологического стресса на примере аварии на Чернобыльской АЭС" так и не нашла издателя, а биологические эксперименты пришлось прекратить по причине отсутствия финансирования.

Между тем деловые издания сосредоточены на непосредственной стоимости "чернобыльских объектов": "Сегодня, спустя 20 лет, Чернобыль из зоны бедствия превратился в "технический проект", требующий огромных денег на свое содержание, - пишет "Инвестгазета". - По официальным данным МЧС, обслуживание станции ежегодно обходится государству в порядка $70 млн. Помимо этого, учрежден и функционирует Международный чернобыльский фонд "Укрытие", основной задачей которого является сооружение нового безопасного конфайнмента (НБК), а попросту нового саркофага, который должен накрыть уже существующий. Таким образом, окружающая среда, по прогнозам специалистов, будет по крайней мере на протяжении 100 лет защищена от утечки радиации. Администратором МЧФ является Европейский банк реконструкции и развития, а вкладчиками фонда выступили более 20 стран. Сегодня идет вторая фаза реализации проекта SIP (Shelter Implementation Plan - План по реализации проекта "Укрытие"). Весной этого года должен быть объявлен результат тендера на проектирование и строительство нового безопасного конфайнмента, и до конца года проведен тендер на проектирование демонтажных работ. Однако последний еще не объявлен, а тендер на проектирование прошел, но результаты его неизвестны. В целом стоимость коммерческих предложений участников тендера на проектирование и строительство НБК оценивается в 2,5-3 млрд. грн. - это самый дорогостоящий этап среди всех прочих по реализации проекта "Укрытие"".

"Кроме объекта "Укрытие", при участии стран-доноров на ЧАЭС будут построены хранилище для отработанного ядерного топлива ХОЯТ-2, - сообщает газета "Дело". В нем будут храниться сухие отходы. Кроме ХОЯТ-2, на территории ЧАЭС будет построен комплекс по переработке и хранению жидких радиоактивных отходов. Единственный завершенный на сегодняшний день международный проект на станции - строительство промышленно-отопительной котельной, которую построили, чтобы обеспечить теплом все объекты на ЧАЭС после выведения ее из эксплуатации. Котельная начала работу в 2001 году. Стоимость работ составила около $30 млн., из которых Украина внесла около $7,5 млн. Основным донором проекта стало правительство США".

Характерно, что по мере удорожания проекта тема Чернобыля становится и более политизированной. Об этом напоминает та же "Инвестгазета". "Узнать объемы средств, выделяемых на финансирование строительства НБК, оказалось не так уж и просто: тему технического состояния и финансирования Чернобыля стараются избегать как представители украинских властей, так и международные доноры. Как отметили в одном ведомстве на вопросы журналиста "Инвестгазеты" относительно объемов финансирования, "вы ходите по минному полю..." Чернобыль действительно не терпит громких заявлений. Об этом, в частности, свидетельствует небезызвестное заявление президента Ющенко относительно хранения на территории "зоны" ядерных отходов. Реакция общественности в ответ на данное заявление дала понять, что принятие каких-либо стратегических решений, связанных со словом "Чернобыль", требует в первую очередь всенародного одобрения. В то же время пока украинские политики и мировая общественность решают проблему превращения Чернобыля в экологически безопасную зону, бизнесовый интерес к ЧАЭС растет. Так, на сегодняшний день существуют туры в "зону", которые покупают в первую очередь иностранцы. Они готовы платить немалые деньги за возможность лицезреть брошенные и пришедшие в упадок дома, а также тех немногих жителей, которые еще остались в живых. Как ни парадоксально, но Чернобыль называют первым национальным брендом Украины. Пожалуй, это самый дорогой бренд со времен независимости...".

И последний, несколько неожиданный поворот "чернобыльских политизаций". - О нем вспоминает "Главред": вопрос в том, "будет ли Виктор Ющенко встречаться на официальных мероприятиях в Славутиче с Александром Лукашенко. Если еще полгода тому назад идея совместной встречи украинского президента и его белорусского коллеги выглядела с точки зрения украинского МИДа едва ли не самым приличным поводом обсудить двусторонние проблемы, то после того, как все цивилизованные страны проигнорировали победу Лукашенко на последних президентских выборах, вопрос политкорректности такого шага в солидарном с белорусскими выводами ОБСЕ Киеве возник сам по себе. Пикантность ситуации состояла еще и в том, что поездка батьки на Украину на годовщину Чернобыля являлась бы как раз и первым зарубежным визитом вновь избранного Лукашенко и, несомненно, была бы выгодной для него с политических соображений. Впрочем, в украинской столице еще не похоронили идею великой посреднической миссии между Минском, с одной стороны, и Брюсселем - Вашингтоном с другой".

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #58 Добавлено: 16 дек 2009, 13:53 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Распоряжение КМУ от 09.06.1997 г. о начислении пенсии "чернобыльцам" первого дня после аварии
(12 пожарников ВПЧ-2 + 6 из СВПЧ-6 и 10 прапорщиков в/ч 3561)


Р О З П О Р Я Д Ж Е Н Н Я
від 9 червня 1997 р. N 301-р
Київ

Про порядок обчислення пенсії військовослужбовцям із числа особового складу МВС, які брали участь у гасінні пожежі та охороні Чорнобильської АЕС
26 квітня 1986 року

З метою посилення соціального захисту військовослужбовців із числа особового складу МВС, які брали безпосередню участь у гасінні пожежі на Чорнобильській АЭС та її охороні 26 квітня 1986 р. і через значне радіоактивне опромінення захворіли на променеву хворобу, внаслідок чого стали інвалідами (список додається), дозволити для призначення (перерахунку) пенсії відповідно до статті 54 Закону України "Про статус і соціальний захист громадян, які постраждали внаслідок Чорнобильської катастрофи" (796-12) виходити із заробітку за роботу у зоні відчуження за фактично відпрацьований час, тобто за 26 квітня 1986 року.
Мінсоцзахисту перерахувати розмір пенсій цим військовослужбовцям із зазначеного заробітку, обчисленого в такому порядку:
грошове утримання з розрахунку посадових окладів і окладів за спеціальними званнями у кратних розмірах за 26 квітня 1986 р. збільшується на розмір премії, що була виплачена за гасіння пожежі на Чорнобильській АЕС 26 квітня 1986 року. Отримана сума множиться на 30 календарних днів. До одержаного умовного місячного заробітку додається надбавка за вислугу років.

Прем'єр-міністр України П.ЛАЗАРЕНКО
Інд.33

Додаток
до розпорядження Кабінету Міністрів України
від 9 червня 1997 р. N 301-р

СПИСОК
військовослужбовців із числа особового складу МВС, які брали участь у гасінні пожежі та охороні Чорнобильської АЕС
26 квітня 1986 р. і стали інвалідами через значне радіоактивне опромінення (для обчислення пенсії)

Лейтенант внутрішньої служби Правик Володимир Павлович ВПЧ-2
Старший сержант внутрішньої служби Легун Сергій Миколайович ВПЧ-2
Сержант внутрішньої служби Легун Віктор Макарович ВПЧ-2
Сержант внутрішньої служби Король Андрій Дмитрович ВПЧ-2
Сержант внутрішньої служби Бутріменко Іван Олексійович ВПЧ-2
Сержант внутрішньої служби Захаров Анатолій Анатолійович ВПЧ-2
Молодший сержант внутрішньої служби Нічипоренко Микола Леонідович ВПЧ-2
Молодший сержант внутрішньої служби Шаврей Леонід Михайлович ВПЧ-2
Молодший сержант внутрішньої служби Петровський Олександр Іванович ВПЧ-2
Молодший сержант внутрішньої служби Половинкін Андрій Миколайович ВПЧ-2
Рядовий внутрішньої служби Галуза Віктор Сергійович ВПЧ-2
Рядовий внутрішньої служби Палагеча Володимир Семенович ВПЧ-2
Старшина внутрішньої служби Титєнок Микола Іванович СВПЧ-6
Сержант внутрішньої служби Найдюк Анатолій Дмитрович СВПЧ-6
Молодший сержант внутрішньої служби Крисько Михайло Федорович СВПЧ-6
Молодший сержант внутрішньої служби Півовар Петро Іванович СВПЧ-6
Молодший сержант внутрішньої служби Ромашевський Віктор Васильович СВПЧ-6
Рядовий внутрішньої служби Іванченко Анатолій Петрович СВПЧ-6
Прапорщик Тихомиров Василь Миколайович в/ч 3561
Прапорщик Карпенко Валерій Олександрович в/ч 3561
Прапорщик Северенчук Петро Дмитрович в/ч 3561
Прапорщик Палагеча Василь Андрійович в/ч 3561
Прапорщик Бутріменко Леонід Володимирович в/ч 3561
Прапорщик Сєдов Іван Григорович в/ч 3561
Прапорщик Щирань Ігор Петрович в/ч 3561
Прапорщик Бондарь Аркадій Борисович в/ч 3561
Прапорщик Тимофієв Валерій Андрійович в/ч 3561
Прапорщик Качан Степан Михайлович в/ч 3561

Перший заступник Міністра Кабінету Міністрів України В.РЯБОКОНЬ

Полный текст публикации: http://www.mns.gov.ua/txt/?doc=laws/laws/roz301-p
Источник: http://www.pripyat.com (Езан Л.В.)

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #59 Добавлено: 04 янв 2010, 12:58 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Использование авиации в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС

26 апреля 1986 года на Чернобыльской АЭС произошла одна из крупнейших техногенных катастроф в мире, приведшая к тяжелейшим последствиям для населения и окружающей среды. Выброшенные из реактора радиоактивные частицы воздушными потоками разносились на сотни и тысячи километров. Только в СССР площадь территории с плотностью загрязнения радиоактивным цезием более 1 Ku на км2 достигла 130 тыс. км2. В период катастрофы на этой территории проживало около 5 млн. человек. Из населённых пунктов в 30 км зоне было эвакуировано около 116 тыс. человек. Работы на ЧАЭС и в 30 км зоне, выполняемые оперативными группировками министерств и ведомств, были направлены на достижение главной цели – уменьшение влияния последствий катастрофы на население оказавшееся в районе радиоактивного загрязнения, содействие скорейшему возвращению к нормальной жизнедеятельности населённых пунктов и объектов народного хозяйства.

1. Участие личного состава и применяемая авиатехника
1.1. Работа летного и наземного состава

Летный и наземный состав вертолётных частей привлекался в зону аварии сменами по 2-4 летных экипажа от части и в необходимом количестве наземного персонала, из которых была сформирована отдельная авиагруппа с местом базирования на аэродромах Гончаровск, Чернигов и Новополоцк. Сроки работы (до замены и отправки на обследование и реабилитацию) варьировались от семи дней в первых сменах до 30…40 дней в июле-августе и зависели от радиационной обстановки и личных доз облучения. Для начального этапа ликвидации последствий катастрофы отбирались наиболее опытные экипажи, прошедшие Афганистан.
В среднем количество вылетов в сутки достигало 4-6, продолжительностью от 40 мин. до 1,5 часов, в зависимости от задания, которое помимо облета аварийного реактора могло включать до восьми площадок забора грунта. Забор производился специальными грунтозацепами, а количество площадок определялось сложностью посадки на них (в авиации посадка на неподготовленную площадку считается признаком мастерства пилота).

В исследовании использованы документальные свидетельства участников тех событий:

Киселёв Николай Семенович, ныне полковник запаса, в 1986 году старший лейтенант, командир экипажа Ми-8МТ. Участвовал в ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС дважды. 30 мая 1986 года при перебазировании вертолётов из Пугачёва в Чернигов, и с 22 июля по 28 августа того же года. За этот срок его налёт составил 55 часов, официально зафиксированная доза облучения – 12 рентген.
Стовпец Виктор Николаевич, в 1986 г. капитан, старший бортовой техник-инструктор вертолёта Ми-24 (в/ч 15402, г. Пружаны, Белоруссия) работал во второй смене прикомандированных вертолётчиков со 2 по 8 мая.
Костров Александр Александрович, в 1986 г. старший лейтенант, бортовой техник вертолёта Ми-24 (того же авиаполка), работал в третьей смене с 11 по 21 мая. В этот период произошёл второй выброс радиоактивности и наблюдалось явление порыжения леса в районе аварии.
Головень Валерий Владимирович, майор запаса, в 1986 году старший лейтенант, начальник группы обслуживания радиоэлектронного оборудования (в/ч 15402, г. Пружаны, Белоруссия), работал на ликвидации с 29 июня по 30 июля.


1.2. Мероприятия по защите техники и личного состава

При возвращении из полёта, посадке на аэродром базирования предшествовала посадка на специальные дезактивационные полевые площадки – «Малейка-1; 2 и 3» в пяти минутах лёта от аэродрома, где силами военных химиков производилась дезактивация техники, а экипажи проходили обязательную помывку и замену всего обмундирования.
Специальной медикаментозной поддержки не проводилось, за исключением попытки давать таблетки (наименование неизвестно), которая, впрочем, не привилась. А вот спирт, выдаваемый для обработки кабин вертолётов в количестве 6 литров на 4 экипажа (12 чел.) применялся «правильно» и действовал по выводу радиоактивных элементов из организма весьма эффективно – это вполне доказанный медициной факт.

Членам экипажей вертолётов выдавались обязательные датчики накопители в пластиковом корпусе, которые позволяли оценивать полученную человеком суммарную дозу облучения. Считывание данных производилось на специальном стенде, после чего датчик обнулялся и был пригоден для дальнейшего использования, а результат записывался в личную карточку пилота. Вопреки распространённому мнению о том, что результаты фальсифицировались, и записывалась заведомо меньшая доза, надо сказать, что рассказы участников это не подтверждают как систему, но и не опровергают как отдельные эпизоды, когда превышение допустимой дозы на 2-3 рентгена не фиксировалось, а производилась запись по максимуму – 22 рентгена. Установленный в первые дни произвольно уровень – 25 рентген был снижен до 22 рентген, из-за опасения за здоровье пилотов.

Учет облучения наземного состава был поставлен формально, и подлинные дозы облучения остались не выявленными. Из всех средств защиты им полагался только респиратор, которым в условиях жары и неявной опасности пользовались единицы. По свидетельству Головень В.В. прошедшая дезактивацию техника иногда создавала такой радиоактивный фон, что зашкаливал прибор и солдат-дозиметрист отказывался приближаться к вертолету, измеряя радиацию с приличного расстояния. Техникам же приходилось работать внутри, по 2-3 часа в день.
Никаких специальных занятий по опасности и мерам безопасности с прикомандированными специалистами не проводили, уповая на их военную подготовку. Представители науки и промышленности за все лето на аэродроме не появились ни разу.

Работы в первую неделю по сбросу на реактор мешков со свинцом и песком, проводимые вручную с вертолётов силами наземного состава привели к облучению этих людей дозами до 50 рентген и вся первая группа была отправлена в Москву на обследование, после которого последовала немедленная корректировка максимальной дозы индивидуального облучения, но, как видим, типичным для нашей страны образом – после вынужденного эксперимента на людях.
В качестве защиты экипажей от излучения при выполнении задачи никаких приспособлений промышленность и наука предложить не успели и экипажи проявляли сноровку по самозащите, начиная от обкладывания пола в районе кабины мешочками со свинцовой дробью (из числа тех, что сбрасывали на реактор), до выкладывания на полу свинцовых пластинок того же предназначения.
В среднем, налет одной машины до получения ею допустимой дозы облучения 2…3Р, после которой она становилась для экипажа опасной, составлял около 100 часов (2-3 смены прикомандированных), после чего она отправлялась в «отстой», где эти машины находятся до сих пор. Самыми «заражаемыми» местами на вертолете были воздухозаборники двигателей, маслофильтры и масляные пятна на агрегатах и фюзеляже. Естественно на новой машине летать было несколько безопаснее, но и полеты она начинала с первой волной, а, следовательно, при более высокой интенсивности излучения от реактора.

1.3. Применяемая авиатехника

При ликвидации аварии использовались вертолёты Ми-6 (аэродром Черниговского летного училища), Ми-8Т, Ми-8МТ, Ми-24Р (аэродромы Чернигов и Гончаровск), Ми-26 (аэродром Новополоцк, Белоруссия), а также самолеты Ан-24рр. Вертолёты химической и радиационной разведки Ми-24Р, незадолго до этих событий поступившие на вооружение (аэродромы Минск и Гродно) и прикомандировываемые в Гончаровск занимались в основном разведкой обстановки и дозиметрическим контролем. Их штатный экипаж – 4 чел. (командир, лётчик-оператор, борттехник и специалист химразведки) был сокращён до трёх чел., с возложением обязанностей последнего на бортового техника.
В течение многих месяцев вертолёты и самолёты применялись для осуществления радиационного мониторинга заражённой зоны, эвакуации из 30 км зоны местного населения, «запечатывания» реактора, дезактивации близлежащих к реактору местности и построек, и т.п.[1].

2. Особенности работы авиации в зоне аварии
2.1. Разведка зоны реактора и местности

Вертолёты потребовались на самых ранних стадиях ликвидации последствий катастрофы. Первая радиационная разведка с вертолёта была выполнена военным лётчиком I класса капитаном Сергеем Володиным. В последующем такие полёты проводились не менее 4 раз в день на высоте 110 метров со всех направлений. Они явились на тот момент единственно возможным средством детальной разведки состояния 4-ого энергоблока. Без снимков зоны реактора не принималось ни одно решение. Из-за высокого радиоактивного излучения в первые дни катастрофы снимки активной зоны реактора сделать не удалось. Без них не приступали к работе. Работы начинались с изучения снимков и заканчивались ими же с целью выявления результатов и принятия решений по выполнению последующих работ. Первую телевизионную съёмку разрушенного 4-го энергоблока произвели из вертолёта Ми-26 под командованием Н. Мезенцева. Полёт длился 2 часа 40 минут.
Обычно полёт разведчика проходил по схеме: выход в точку начала манёвра – горка (поступательный набор высоты) и снижение по траектории, проходящей над реактором, со скоростью 260…280 км/час.

Привлечение самолётов-лабораторий (Ан-24рр) службы специального контроля и Семипалатинского полигона, на второй день после аварии, для осуществления радиационного мониторинга за развитием аварийной ситуации на ЧАЭС позволило в течение полугода получать первичные данные о содержании и составе газо-аэрозольных выбросов в атмосферу, направлении их распространения, а в последующем – о загрязнённых выбросами территориях, которые были необходимы для оценки масштабов и последствий катастрофы [1].
Разброс уровней радиации был очень высок (от зашкаливания прибора ДП-5В, т.е. более 500 р/час, до 0,8 р/час на земле за рекой Припять и до 0,1-0,3 р/час в других местах). Замеры проводились в воздухе (над реактором) и на земле (у борттехника имелся прибор ДП-3А): отдельно земли и построек. На замеряемый уровень влияла даже температура воздуха. В жаркий полдень, а погода стояла жаркая, уровень поднимался, по-видимому, за счёт испарения влаги с поверхности и вознесения частиц радиоактивной пыли в воздух, и тогда это ощущалось даже по временным перебоям в радиосвязи.

2.2. Засыпка аварийного реактора
После принятия решения о засыпке реактора песком и свинцом учёные произвели необходимые расчёты и выяснили, что для засыпки слоя толщиной в один метр необходимо 50 тысяч мешков с песком. Единственным средством доставки мешков признали вертолёты.

С 28 апреля начались работы по засыпке реактора, которые продолжались только в светлое время суток. Экипажи Ми-8МТ, Ми-6, Ми-26 проводили работы по засыпке реактора. В первую очередь в реактор старались засыпать материалы, содержащие бор. Они должны были предотвратить самопроизвольную цепную реакцию, поскольку бор – один из наиболее эффективных поглотителей нейтронов. За первые несколько дней было сброшено около 40 т. соединений бора. Песок по расчётам должен был играть роль физико-химического фильтра, связующего радиоактивные газы и аэрозоли, которые исходили из развалин 4-го энергоблока. Свинец (сброшено 2400 т), проникая через остатки активной зоны реактора, должен был снизить её температуру, образовать жидкую линзу под ней и тем самым воспрепятствовать прожиганию конструкционных материалов на нижних отметках. В последствии сброс свинца был признан ошибочным. Мешки с материалами грузили в списанные парашюты по 15-20 штук, а парашюты крепили специально разработанными зацепами к бомбосбрасывателям на вертолётах (по другим сведениям к замку внешней подвески).
К 6 мая было зарегистрировано падение выбросов в сотни раз. Но на этом участие авиации не закончилось. В последующие месяцы вертолётчики проводили дезактивацию заражённой местности.
Кроме засыпки реактора вертолеты использовали для поливки разрушенного энергоблока и ближайших строений латексом для сбора радиоактивной пыли. Бочки с латексом крепились на внешней подвеске вертолёта при помощи специального устройства.

2.4. Обобщённые результаты работ

После исследований в 1989-90 гг. было обнаружено, что большинство сброшенных в зону реактора материалов не попало точно в цель, а содержание свинца в расплавленных возле реактора материалах оказалось ничтожно мало (он попросту испарился с образованием опасных аэрозолей). Виной этому послужило сильное задымление и многочисленные исковерканные взрывом и пожаром конструкции реактора и прочих систем, а также недостоверная информация о температурах внутри аварийного энергоблока. Но положительный эффект всё же был. Материалы, содержащие бор попали в Центральный зал, куда во время взрыва были выброшены многочисленные фрагменты активной зоны реактора и топливная пыль. Толстым слоем песка засыпали радиоактивные обломки, что в последствии значительно облегчило работу учёных и строителей. По американским данным на фотоснимках ЧАЭС со спутников 30.04.1986 г. уже не было видно шлейфа, идущего из горящей активной зоны.
При ликвидации аварии, по неофициальным данным, разбилось два вертолета, экипажи которых погибли.
Авария на ЧАЭС показала незаменимость авиации для ликвидации подобного рода техногенных катастроф. Решающими факторами в принятии решения на применение авиации оказались получение достоверной и быстрой информации с места аварии, малое время пребывания в опасной зоне по сравнению с наземными разведчиками.
Засыпка реактора различными материалами под воздействием сильнейшего радиационного излучения оказалась под силу только вертолётам в силу их приспособленности к выполнению точных работ на малых скоростях и высотах.

Сегодня, авиация и, в частности, вертолёты являются одним из эффективных средств разведки и ликвидации чрезвычайных ситуаций (ЧС) природного и техногенного характера. Это незаменимый помощник при спасении и эвакуации пострадавших из зоны ЧС, при разведке паводковой обстановки, при тушении лесных пожаров и техногенных очагов возгорания, при ликвидации разливов нефти и продуктов нефтехимии, доставке грузов и людей на неподготовленные для приземления площадки и во многих других ситуациях.

Источник: http://www.ugatu.ac.ru/science/conf/PB/ ... is_per.php

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Документы, публикации
Сообщение #60 Добавлено: 04 янв 2010, 13:20 
Не в сети
Администратор
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 июн 2009, 12:45
Сообщений: 998
Изображения: 0
Откуда: Россия
Были ли Вы в Припяти?: Да, более трех раз
Баллы репутации: 128
Алексей Митюнин
Атомный штрафбат

... Хаос начального периода Чернобыльской катастрофы общеизвестен. Однако были в то время подразделения, которые, не руководствуясь никакими аварийными планами, оперативно и профессионально отреагировали на случившееся. Это так называемые службы постоянной готовности - пожарные, милиция, служба "скорой медицинской помощи".
Первые пожарные подразделения прибыли на станцию спустя 5 минут после взрыва, который прозвучал в 1 час 23 минуты по полуночи и через пять часов ликвидировали пожар. Первому эшелону пожарных в количестве 69 человек пришлось бороться с огнем в условиях сильного радиационного излучения, к тому же при отсутствии предварительной радиационной разведки и специальных средств защиты. Отдавая должное мужеству этих людей, испытываешь двоякое чувство: с одной стороны, верность долгу, высокий профессионализм и умение действовать в сложной обстановке, а с другой - техническая неподготовленность к действиям в экстремальных условиях, к реальной оценке опасности, а значит, и высокая степень риска, для некоторых - обреченность. Практически все, кто первыми вступили в борьбу с пожаром, получили опасные дозы облучения, но ценой жизни и здоровья они сумели предотвратить распространение беспрецедентного пожара в большую по масштабам и последствиям катастрофу. Шестеро пожарных в ту ночь получили дозы внешнего и внутреннего облучения не совместимые с жизнью - от 7 до 16 тысяч Рентген. (Вспомним, что погибшим начальникам пожарных караулов, будущим героям Советского Союза, лейтенантам Владимиру Правику и Виктору Кибенку было всего 24 и 23 года).
Наряды милиции буквально приняли эстафету у пожарных. Через 50 минут после начала аварии перед личным составом была поставлена задача: закрыть въезд в город транспортным средствам, не связанным с ликвидацией аварии, обеспечить общественный порядок, перекрыть все подъезды к АЭС. Был канун воскресного дня, а живописные окрестности станции по выходным дням были местом паломничества отдыхающих. Милиционеры вступили в бой, не догадываясь об опасности, не представляя, какова она на самом деле, каков лик и образ "врага", как на него нападать и чем защищаться. Поэтому они оказались без дозиметров и средств индивидуальной защиты и, как следствие, многие из них получили сверхнормативные дозы облучения. Но инстинктивно они действовали правильно - резко сократили доступ в предполагаемую опасную зону. К семи утра в районе аварии действовало уже более тысячи сотрудников МВД. В подавляющем большинстве это были молодые люди в возрасте до 30 лет.
Правильными были на первом этапе аварии и действия медицинских служб. Информация медикам поступила через 15 минут после возникновения аварии. Помощь первым пострадавшим была оказана дежурным средним медицинским персоналом здравпункта станции. Через 30 минут в работу включились бригады "скорой помощи". Всю ночь, работая на станции, они самостоятельно вывозили пострадавших из зоны аварии, не пользуясь даже простейшими средствами защиты.

Сотни людей самоотверженно и профессионально выполняли свой служебный долг, спасая пострадавших и локализуя последствия аварии. Вот только никто заранее не обучил их действиям в таких авариях, не предоставил никаких средств защиты, не защитил законодательно. Парадоксально, но в сложных аварийных условиях, специалисты низшего звена действовали гораздо увереннее, чем их высшее руководство. Каждый из них делал то, чему был обучен в повседневной жизни, что умел делать лучше других. Вот и заместитель директора ЧАЭС по режиму майор КГБ В. Богдан, руководствуясь служебными инструкциями, отключил связь атомной станции с внешним миром. Одним из мотивов жесткого перекрытия каналов городской связи было стремление исключить панику. В действительности же, отсутствие правдивой, своевременной информации об аварии лишь рождало слухи, один невероятнее другого, что было питательной средой для панических настроений. Но, на эти "грабли", с невероятным упорством, наступали снова и снова.

О работах по ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы написано и сказано очень много. Многие эксперты сходятся во мнении, что сама эта ликвидация была катастрофична. К аварийным работам было привлечено неоправданно большое число людей, призванных выполнять, зачастую, нереальные задачи.
Сразу же после аварии в зону ЧАЭС было введено большое количество военнослужащих, в том числе солдат срочной службы в возрасте 18-20 лет. В конце мая 1986 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР принимают решение об ускорении дезактивационных работ:
"Учитывая большие масштабы дезактивационных работ, ускорить развертывание соответствующих частей и подразделений, призвать из запаса на специальные учебные сборы сроком до 6 месяцев необходимое количество военнообязанных. [...] Призыв военнообязанных осуществить сверх лимитов, установленных Министерству обороны…".
Таким образом, было принято решение о массовом привлечении к дезактивационным работам резервистов, не имеющих опыта работы с источниками ионизирующих излучении. В то же время, масштабы и темпы запланированных дезактивационных работ не оценивались с позиций их реалистичности и возможных дозовых затрат.

Полный текст публикации: http://www.nuclearpolicy.ru/publication ... unin.shtml
Скачать файл PDF (690 Kb): http://www.nuclearpolicy.ru/publication ... dents1.pdf

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль Персональный альбом  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Форум закрыт Эта тема закрыта, Вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 85 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB3
Яндекс цитирования