Ликвидация аварии на ЧАЭС. Часть I

Posted on architecxp |
Из архива В.И. Горохова. Припять.

Этой публикацией мы открываем новую большую серию фотографий, предоставленных Василием Ивановичем Гороховым, во время ликвидации последствий аварии на ЧАЭС — заместителя директора ЧАЭС по дезактивации и консервации города Припяти. Более тысячи уникальных снимков покажут все детали ликвидации — от облета разрушенного 4-го энергоблока и строительства «Саркофага», до кадров с работами по дезактивации Припяти и строительству могильников. Первая часть серии называется «Припять. Зима 86-87»

Об авторе: С июля 1986 г. по май 1987 г. — первый руководитель «чернобыльской» зоны. Не широко известной 30-километровой, объявленной спустя неделю после катастрофы, а территории радиусом 10 км. вокруг ЧАЭС, отчуждённой сразу же. Официальное название должности — «заместитель директора ЧАЭС по дезактивации и консервации города Припяти», в подчинении — 250 гражданских сотрудников и воинские подразделения. По образованию и трудовой биографии — «многостаночник»: в геологии — геолог-разведчик рудных месторождений, в ракетной технике и атомной энергетике — инженер-электрик по автоматике и телемеханике, на пасеке — учёный пчеловод-зоотехник. Трудовая география охватывает центральную Россию, Сибирь, Полярный Урал, Украину и США.

Припять. Зима 1986-87 гг.


Декабрь 86 или январь 87 года


Встречный БТР тоже в это время. Но какая была «толкучка» в лето и осень 86 года! Сколько «вертушек» с бетоном лежало в лучшем случае на боку, а некоторые иногда и горели.


В тот год, 86-87, зима была необыкновенна для Припяти. Много мягкого, «тёплого» снега. Природа предложила всем передохнуть. Это Женя, водитель, москвич, постоянный у меня с августа, а перед этим они менялись через 15 дней. Он доброволец. Я его поселил с собой в каюте №2 на теплоходе «Казахстан» в Страхолесье. Спали по 4-5 часов тогда. Он сейчас живёт в Славутиче. Найти бы его!


Это он меня щёлкнул. Он встретил женщину с Барнаула, сварщицу, с завода где я бывал в командировках. А в Зоне она тоже была в командировке. И через какое-то время он перестал ночевать в каюте №2! Они потом поженились. Я у них был однажды. Дом пятиэтажный, не коттедж. В девяностом году. Он до «Чернобыля» 23 года работал таксистом в Москве! Асс! Пару раз спасал от почти неизбежного столновения! Женя! Вспомни, как я уговаривал тебя сфотографироваться в пустом гробу во дворе медсанчасти Припяти?! Что я тебе за это обещал? Не уговорил! Но какой бы был кадр!


Не помню кто со мной справа. Предположительно фотограф из ИНФОРМЭНЕРГО. Для этого я и повёз его в зимнюю Припять. Он летом 86 года бывал.


Слева Кнуренко Борис Васильевич, помощник директора ЧАЭС, справа Гундар Василий Иванович, заместитель директора по общим вопросам. Умер в Славутиче при мне. В конце восьмидесятых. Мы с ним ездили тогда в Молдавию и завозили посылку Брюханову В.П. Кажется в Умань или около.


В лето и осень 1986 года дозиметристы, прикомандированные в моё распоряжение в Припять, а в основном это были горьковчане под «командой» Митенкова Андрея, занимались допуском бывших жителей Припяти в их квартиры с заездом через санпропускники в Диброво и назад.


А какие бывали «сцены» в квартирах или перед взломанными дверями квартир! Хозяева входили в присутствии дозиметриста и милиционера. После первых заездов уже дежурила скорая помощь. Возникла такая необходимость. И всегда с заездом появлялись «подпольщики» — недостреляные собаки и кошки.


В центре на фотографиях Катя, работала секретарём директора и у Поздышева, и у Уманца. Живёт в Славутиче. Фамилии не помню. Хорошая труженица.


Было всякое, не только «шитики» летали, да и ремонт делали на полном ходу!


В.И. Горохов