Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 
Чернобыль, Припять: обо всем понемногу » Публикации » Годовщина аварии на ЧАЭС: «живое» и «мертвое» село Вильча

Годовщина аварии на ЧАЭС: «живое» и «мертвое» село Вильча

Автор: architecxp от 24-11-2010, 14:55
Годовщина аварии на ЧАЭС: «живое» и «мертвое» село Вильча
  
Картинка
 
От прежнего села на радиационном пятне в Киевской области осталось одно название, переселенцы из «зоны смерти» теперь живут в Вильче на Харьковщине.
Село Вильча в 80 км от Харькова появилось на карте в 1993-м. Его построили специально для чернобыльцев. С 1993 по 1996-й сюда переехали 2 тысячи жителей другой Вильчи – находившейся в 45 км от реактора. Сразу после аварии «зоной смерти» была признана лишь территория в радиусе 30 км от ЧАЭС, Вильча же долгие годы официально считалась безопасной.
 
«Новая» Вильча: пока еще хочется вернуться...
 
– Нас держали там как подопытных кроликов до 1993 года. Я помню, председатель поселкового совета собирал нас в клубе и говорил: у меня ладони грязнее, чем воздух в Вильче! Мы поначалу верили... А потом, хоть и подозревали, что все не так хорошо, просто махнули рукой: переселяться все равно было некуда, у всех дома, хозяйство, работа – как все это бросишь? – говорит местная жительница Мария Федотова.
 
«Мы боялись, что началась война»
 
В Вильче вспоминают: о взрыве на ЧАЭС они узнали только спустя несколько дней – уже после Первомая. До этого были только догадки, что произошло что-то страшное: в селе появились первые эвакуированные – женщины в домашних халатах, которые рассказывали о каком-то взрыве на реакторе.
– Мы их слушали – и не могли поверить. Думали: почему ж тогда по радио ничего не сообщают? Мы боялись, что на самом деле началась война, просто нам не хотят говорить. Рядом с нами была воинская часть, и через Вильчу круглые сутки шли военные машины, кругом были солдаты, над нами кружили вертолеты... Было очень страшно, – вспоминает жительница Вильчи Любовь Юдина.
Анатолий Грищенко, сейчас поселковый голова Вильчи-2, в день аварии, 26 апреля, ездил сдавать экзамены в Черниговский пединститут. Рано утром на вокзале в Припяти увидел, как водители моют машины какой-то пеной. Любопытным объясняли, что, мол, смывают радиацию – якобы на ЧАЭС что-то взорвалось. Тогдашний студент не придал этому значения, даже когда из окна электрички увидел облако дыма над реактором. Понял, что это серьезно, только вечером, когда возвращался домой: для пассажиров дорога в направлении Вильчи уже была перекрыта, пришлось добираться на товарняках.
– А потом, через несколько дней, нам сообщили, что на одном из блоков случился пожар, но это якобы не опасно. Просто нам советовали меньше бывать на улице. И щели в окнах сказали замазать, чтоб меньше воздуха в дома проникало. Потом уже военные перекрывали нам крыши – говорили, что старый шифер вобрал много радиации, а землю вокруг домов снимали слоями и вывозили куда-то грузовиками. Но нам никто не говорил, как спасаться от радиации, и какие от нее могут быть последствия! – рассказывает
Анатолий Михайлович.
 
Кормили как москвичей, а потом – перестали...
 
Годовщина аварии на ЧАЭС: «живое» и «мертвое» село Вильча
Переселить Вильчу было решено только в начале 90-х. Под Харьковом для чернобыльцев тогда построили одноэтажные домики из белого кирпича на 3, 4 и 5 комнат.
Мария Федотова вместе с тремя детьми и мужем переехала в Вильчу-2 одной из первых. Имущество перевозили грузовиками, на каждую семью бесплатно давали по две машины. Люди везли с собой даже домашний скот – для телят, поросят и курей делали деревянные ящики. Весь приготовленный к переезду скарб проверяли медики с дозиметрами.
– Кому-то после такой проверки запрещали везти шкаф или стол, кому-то – посуду. Оказывалось, что в них доза радиации превышена в десятки раз! Но мы с этим имуществом прожили почти 10 лет после аварии, и того, что оно опасно – никто нам раньше не говорил, – рассказывает Мария Ивановна.
Сейчас Вильча-2 буквально утопает в зелени: возле каждого дома – фруктовый сад. Черешни, яблони и груши здесь в сезон отдают приезжим почти даром – самим все равно столько не съесть. Тогда же, 17 лет назад, первое, что поразило приехавших на новое место переселенцев – пустырь.
– Нам обещали, что здесь будет такой же лес, как у нас, говорили, что рядом будет речка. А приехали – кругом голая степь, чернозем, от которого даже в глазах было темно. Я первое время плакала – так мне хотелось назад, домой... – вспоминает Мария Ивановна.
Поражали переселенцев и пустые полки в местных магазинах, от которых они к тому времени уже успели отвыкнуть.
– Через некоторое время после взрыва в селах и райцентрах вблизи Чернобыля было такое снабжение, которое раньше полагалось только москвичам. В гастрономах вдруг появились колбасы – и не только по 2.20 и 2.80 – а десятки сортов! Сыры, масло, мясо, апельсины, лимоны – такого изобилия мы никогда раньше не видели. За несколько лет люди к этому привыкли, и когда на новом месте снова увидели пустые магазины – понятно, что многим захотелось назад, – говорит Анатолий Грищенко.
 
Переезд оказался хуже радиации
 
Вильча-2, на первый взгляд, кажется вполне благополучным селом. Аккуратные кирпичные домики, внешне почти одинаковые – строились по одному проекту. Асфальтированные улицы, побеленные бордюры. Школа в три этажа – во многих ли селах такую увидишь? Такой же трехэтажный детский сад. Правда, детей в нем намного меньше, чем изначально рассчитывали – и половину здания спустя несколько лет после заселения решили отдать под дом престарелых. В селе есть своя амбулатория – местные медики вспоминают: когда открывались, в 1993-м, их оборудованию завидовали даже городские больницы.
– Но вы зайдите в любой двор – почти у каждого здесь то щитовидка больная, то заболевания крови. Статистика страшная, здоровых людей здесь практически нет, – говорят в регистратуре амбулатории.
Еще одна серьезная проблема для вильчан – отсутствие работы. Живут здесь, в основном, за счет чернобыльских пенсий и собственного хозяйства.
– Нам обещали построить и швейный цех, и консервный комбинат. Начали – а потом заморозили, – показывает на коробки недостроев поселковый голова Анатолий Грищенко.
– Там у людей работа была: и швейное ателье, и спортивная, и музыкальная школа. Сюда же приехали – заработок только с огорода, хотя обещали золотые горы. Получилось, что переезд у многих забрал больше жизни и здоровья, чем радиация...
 
Окраину «первой» Вильчи «заселили» пограничники
 
Мы проезжали Вильчу 24 апреля за сутки дважды: сначала к сябрам ночью, а потом – обратно, днем. Фары автобуса выхватывают из тьмы белую табличку «Вильча», а за окном в лунном свете едва различаем силуэты домов с просвечиваемыми насквозь окнами, руины.
Главный очаг цивилизации в поселке – пограничный переход «Вильча»: будки-бытовки, о каком-то сервисе и речи быть не может. Проезжаем километров 10 ужасной дорогой по «серой» межгосударственной зоне – из Украины нас выпустили, а в Беларусь еще не пустили, – и белорусский переход «Александровка» радует капитальным зданием, большим навесом для осмотра автомобилей и круглосуточным пунктом обмена валют. По дороге назад медленно катимся по пустынным улицам дневной Вильчи на обратном пути, делаем кадры на память из окон – ведь с каждым годом эти оставленные дома все больше разрушаются. Радиационный фон здесь сейчас 120–200 микрорентген в час. Это почти в 7 раз выше нормы. Некоторые семьи прожили здесь после аварии 10 лет...
Время постепенно стирает следы присутствия человека. Единственное, что, похоже, ему неподвластно – эти адресные таблички. Белые и чистые, будто вчера кто-то их развесил на этих руинах, они вызывают ощущение, что ты – в каком-то музее.
Несколько дворов еще обитаемы – люди живут неподалеку от железнодорожной станции, кстати, работающей. Продукты привозит машина из Овруча: фургон медленно проезжает по Вильче, громко сигналя, а потом останавливается у вокзала. Станция – последняя работающая на линии Овруч–Чернигов. Следующая станция – Семиходы (туда приезжают служебные «чернобыльские» электрички из Славутича), но участок закрыт – радиация...
 
Чернобыль, мы тебя пережили
 
Годовщина аварии на ЧАЭС: «живое» и «мертвое» село Вильча

Хотя одни медики говорят, что дети «чернобыльцев» чаще болеют, другие уверены: со здоровьем нации не произошло ужасов, которых ждали
Вспомните, в 1986-м прогноз был предельно мрачен: все заболеют раком, все младенцы в материнских утробах станут мутантами, а других зачать уже не получится. «Как узнать киевлянина в Москве? Это лысый импотент с киевским тортом!» – горько шутили остряки летом 1986 года, и добавляли: «Запорожец – не машина, киевлянин – не мужчина». Но вот прошло 24 года… и специалисты все смелей говорят: обещанных ужасов не случилось.
Конечно, никто не утверждает, будто радиация вообще безопасна. Пожарные, погасившие радиоактивное пламя, скончались в муках, и если бы не эта жертва, «зоной отчуждения» наверняка стал бы даже Киев. Но нам губительная доза облучения не досталась, сейчас мы живы и вполне благополучны, а в стране растет рождаемость. Правда, в среде ученых и медиков есть два диаметрально противоположных взгляда на это благополучие. Одни считают, что на самом деле урон здоровью нации нанесен катастрофический, но ВОЗ пообещала Международному агентству по ядерной энергетике не портить имидж атомным электростанциям. Другие, напротив, уверяют, что «чернобыльские ужасы» – просто попытка получить и «освоить» средства.
 
– Прогнозы вреда от чернобыльской катастрофы были значительно преувеличены, – считает Сергей Мирный – командир взвода радиационной разведки, который исследовал загрязненные территории, а позже написал ряд книг о Чернобыле. – Каждый год нас пугали страшной статистикой умерших от различных болезней ликвидаторов. Эти цифры почему-то никогда не сравниваются со средними показателями смертности по стране людей такого же возраста. А вот россияне сравнили – и увидели, что смертность среди ликвидаторов такая же, как у мужчин страны в целом (по данным Обнинского радиологического центра, в 1997 г. из каждой тысячи ликвидаторов умерли 10 человек, а необлученного населения того же пола и возраста – 12 человек из тысячи. Этот неожиданный результат объясняют тем, что чернобыльцы получали лучшую медпомощь, чем их сограждане. – Авт.).
 
В постсоветское время было немало специалистов, чья деятельность была связанна с радиацией или Чернобылем. Они-то и распространяли мифы о тяжелых, непредсказуемых, неизлечимых эффектах радиации, о нездоровом потомстве в течение 10 поколений… Кстати, некоторые из них сейчас говорят противоположные вещи. Жертвой этих мифов стали не только пострадавшие, но и медики. Для рядового врача информация о том, что его пациент – чернобылец, была сигналом, что уже надо ставить диагноз и назначить лечение. Потом, в 90-е годы – резкий рост инвалидности среди чернобыльцев.
Но не столько потому, что здоровье резко ухудшилось, сколько у народа было туго с деньгами, а тут – пенсия! Мне, кстати, тоже предлагали инвалидность оформить – отказался. Здоровье у меня, как и у многих других ветеранов Чернобыля, в пределах возрастной нормы.
– Я часто бываю в Чернобыльской зоне, провожу там экскурсии. – говорит Сергей Мирный. – Безусловно, есть места с повышенным уровнем радиации (в непосредственной близости от АЭС и на территории самой станции). Но в целом он в тысячу раз меньше, чем был в 1986 году. Не так давно замерял, и вышло: в Чернобыле фон около 10 микрорентген в час, в Киеве – 17. Норма – до 30 микрорентген в час. Как-то на конференции, посвященной чернобыльской теме, один из академиков при мне сказал, что зона отчуждения сейчас – экологически чистое место в Украине. Там столько зверья развелось: лоси, кабаны, зайцы, волки, лисицы, косули... Некоторые ученые в своих научных трудах пишут, что отдельные виды птиц из зоны отчуждения пропали. Возможно – но скорее из-за того, что сама зона стала более лесистой, дикой, а это уже не их среда.
 
Источник: http://mycityua.com

Теги: вильча, чернобыль, эвакуация, ликвидация

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий

  • Группа: Гости
  • ICQ:
  • Регистрация: --
  • Статус:
  • Комментариев: 0
  • Публикаций: 0
^
Автор! Чернобыль - совсем не значительная авария по сравнению со взрывом на предприятии Маяк. Просто про Черноыль широко известно - а про Маяк - до сих пор помалкивают! НПО Маяк, это под недалеко от г Озерск на Урале в Челябинской области!
Там под Челябинском, в селах Татарская Караблка и Муслимово ЖИВЫХ ЛЮДЕЙ ДО СИХ ПОР ТРАВЯТ РАДИАЦИЕЙ и никто НИЧЕГО СДЕЛАТЬ НЕ ХОЧЕТ!!
Скачай хотябы книгу Байрамова Фаузия Аухадиевна "Ядерный архипелаг или атомный геноцид против татар." Там так подробно вся эта МЕЗОСТЬ описана.
  • Группа: Администраторы
  • ICQ: 560735527
  • Регистрация: 17.11.2010
  • Статус: Пользователь offline
  • Комментариев: 28
  • Публикаций: 169
^
Спасибо за интерес и комментарий. Но...
Данный сайт посвящен Чернобыльской трагедии. Не Кыштымской, не фукусимской и не какой-либо иной.
Конечно, я знаю и о страшных авариях на ПО "Маяк" и о прочих инцидентах. Но пусть о них говорят знающие люди на своих ресурсах.

Благодарю за понимание.

--------------------


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 

Яндекс.Метрика